Вверх страницы
Вниз страницы
ОЧЕРЕДНОСТЬ ПОСТОВ
Если вы оказались здесь, это значит, что пора писать пост в сюжетный квест.

Мертвые Души - Адерия Делани Дракон в небе - ГМ
Что посеешь, то и пожнешь - Ормхильд
Новости
Дорогие игроки и гости. Проект находится на стадии тотальной переделки и близится к переезду на новый адрес. Желающие помочь пишите в скайп - anderson_1394
Спасибо Вам за то, что вы с нами.

Sons of Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sons of Skyrim » Сюжетные квесты » ...Она и так веселая!


...Она и так веселая!

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

...ОНА И ТАК ВЕСЕЛАЯ!

http://s8.uploads.ru/itNKE.gif

• кто: НПС (Освальд, девушка в черном), Athis Sareth, Fayrinele, донабор;
• где: Фолкрит; окрестности лагеря "Поцелуй Секунды";
• когда: весна 202 года 4Э;
• зачем: помочь странноватым "любителям животных".


Фолкрит, тихий городок на Юге северной провинции, как известно, уже давно имеет репутацию не то чтобы печальную, скорее пугающую. Что ни год, а в городке происходит нечто из ряда вон выходящее. В этот раз все дело в подозрительного вида девице, чей лик белее полотна, а мантия с капюшоном грязна и черна, словно чьи-то коварные замыслы. Вот уже некоторое время гостья тщетно пытается отыскать людей, что пожелали бы помочь ей в одном непростом деле – у странницы, как она сама выражается, пропала коза. Якобы не простая, породистая зверюга, специально выращенная на продажу за границу. Но вот незадача - в самый неожиданный момент скотинку похищают. Следы утеряны, однако девушка готова поделиться кое-какими соображениями на этот счет. По ее мнению, все дело в Освальде – полоумном норде, бедном скотоводе, который уже успел наработать себе репутацию последнего дурака. Пришло  юродивому в голову, значится, принести козу в жертву великанам, чтобы они оставили его собственное хозяйство в покое. Мало ли чего…За любую информацию об Освальде девушка заплатит неплохую цену. А тому, кто вернет животное…
Тем же временем неопрятного вида громила-норд, ведущий на веревке добротную козу, изукрашенную непонятными, замысловатыми символами, останавливается на одном из основных трактов, чтобы перевести дух. Он уже пытается впарить необычное приобретение попавшемуся в верный час на дороге каджитскому каравану, члены которого по счастливой случайности не спешат грабить глуповатого обывателя.

+1

2

Холодно было так, что зуб на зуб не попадал, а при мысли о ледяной водице из ближайшего ключа и вовсе начинала кружиться голова. Фай кое-как доковылял до своего тайника, рыча и огрызаясь на каждый камень, что попадался ему под ноги. От холода все ощущения были словно отсроченные, и боль, ядовитым цветком распускавшаяся от каждого неаккуратного удара пальцами ног о камни или крупную ветку, оглушала только через несколько секунд. Фай лишь чудом не свалился в сырую прошлогоднюю листву носом. Зато, пока разворачивал тёплый, но видавший уже далеко не первое его превращение и давно не стиранный плащ, Фай живо представил себе эту сцену. Вот он всё-таки не удержался, упал и принялся медленно перекатываться с боку на бок, интуитивно прижимая к голому животу такие же коленки.

«Почему, почему я не могу обращаться в одежде, прямо в шубе? Оборотень в шубе – вариант для крайнего севера. Как бы это было славно и удобно. Но нет, проклятие даэдра оно на то и проклятие. Потому что даром такой дубак назвать сложно. Вот летом, когда ночи будут тёплые, я ещё подумаю о подобном определении.»

Его даэдроненависнические мысли возымели некоторый эффект – Фай отогрелся до того состояния, что смог развести небольшой костёр и погреть воду в чугунке, затолкав его подвернувшейся палкой прямо в огонь. Альтмер сидел на скрытом от ветра большим камнем скалистом уступе, завернувшийся в меховой плащ, будто взъерошенная ворона, и наблюдал за тем, как весеннее солнце разгоняет над лесом утренний туман. Когда вода в чугунке закипела, он затушил огонь, немного подождал, грея ноги у углей, а потом принялся оттирать тёплой водой остатки крови с лица и рук. Наспех приведя себя в порядок, он оделся, раскидал угли, чтобы они не могли привлечь лишнего внимания местных охотников, накинул на растрёпанную после обращения голову капюшон и спустился к дороге. Теперь ему предстояло без приключений добраться до Фолкрита и снять комнату в таверне, чтобы привести себя в порядок надлежащим образом. Но тому не суждено было случиться.

То и дело облизываясь, потому что навязчивый привкус крови не желал исчезать, Фай топал по мощённой камнем добротной имперской дороге и мечтал о горячей похлёбке, когда наткнулся на каджитский караван.

Сам каджитский караван его не особо смутил. Ещё меньше его смутил идиотического вида здоровенный норд в компании с козой. Но вот общее сочетание того и другого, и ещё чего-то странного в облике козы заставили его остановиться на пол пути мимо. Длинный, как жердь, тощий альтмер в кожаном капюшоне встал на обочине, как неожиданно выросшее дерево без веток, и принялся рассматривать козу. Эти животные давно и прочно ассоциировались у него исключительно с едой. Фай старательно отказывал себе в мыслях о том, что это живые существа, они тоже могут испытывать боль и страдания. Чего уж говорить, он и людей иногда ел. Тьфу, какая мерзость! Хирсин скоро сделает из него настоящего босмера! Пора начинать считать козу личностью во избежании подобного перевоплощения и окончательно распрощаться с чердаком. Но эта коза явно была особенная. Кроме того, что на её шкуре были какие-то непонятные узоры, её сопровождающий норд пытался впарить аппетитную скотинку каджитам, как понял из случайно услышанного диалога Фай. Каджиты выглядели так, будто готовы были принять козу в дар, и мимо проходящий альтмер всем своим видом пожелал дать им понять, что совершенно не собирается им в этом мешать.

«Норд как норд, коза как коза, каджиты как каджиты. Да тут каждый день такое происходит! Тоже мне невидаль!» - мысленно успокаивал себя Фай.

+2

3

Девушка была очаровательная.
Ну совершенно очаровательная. Резко очерченные скулы ("о такие можно порезаться", говорят люди), нечеловечески гладкая и нечеловечески белая кожа, медовые отсветы в блестящих глазах и поступь легкая, как летний степной ветерок. Слишком, пожалуй, смазливая для путешественницы - пожалуй, в Морровинде такая не успела бы отойти от города на расстояние пары миль, как ее повезли бы обратно в цельнодеревянной рабской клетке. А эта бродит по Скайриму в плащике, рассыпающемуся прахом прямо на достойных горностаевой мантии плечиках и с козой, и все ей нипочем.
Что и подозрительно.
Атис, натянув служительский капюшон на нос поглубже, так, что видно было только острый подбородок и красноватые росчерки татуировки на нем (с Дравинией бы не перепуталию, в темноте да духоте таверны - широкоплечая и басовитая Резчица в такой же мантии частенько останавливалась тут по дороге в Морфал) наблюдал за девицей искоса, таинственно поблескивая вишневыми искорками в глазах. Забавно, но мирный-мирный Атис выглядел гораздо более хищным, так, что даже трактирщик начал подозрительно на него коситься. "Я тут каждую весну заявляюсь, зануда! Кто ж виноват, что Корень Нирна так хорошо растет именно после разлива?"
Девушка обернулась на Атиса, и тот с трудом подавил желание забиться под стол и если вылезти оттуда, то только в поисках факела и вил. Но лицом, разумеется, не показал - просто отвел взгляд и задумчиво уставился в одну точку, в кружащиеся над грязным полом пылинки. Испытующий, хищный взгляд странницы жег макушку.

Отредактировано Athis Sareth (2014-03-06 20:37:58)

+1

4

Тракт в нескольких часах пути от "Поцелуя Секунды"
Престарелая каджитская матрона, еще не растерявшая торговой хватки, что отлично читалось в ее хитром, колючем взгляде, смотрела на норда с животным подозрительно, то и дело что-то объявляя спутникам. Те хрипло посмеивались, однако не решались и близко подходить к незнакомцу, который твердо вознамерился обменять козу на что-то полезное. В иных условиях каджитка воспользовалась бы щедрым предложением, но по себе знала, что такое болезненное, почти агрессивное желание, с которым человек предлагал животное, может означать лишь еще больше проблем. А им и так жилось несладко! Норд наступал, а караванщики, пытаясь замаслить юродивого отговорками, уже собирали вещи, тушили недавно  разведенный костер.
В конце концов  акт странноватой, во многом даже потешной, сделки привлек чужое внимание. Нелишнее, покуда норд с грозным видом глянул на того, кто посмел приблизиться, выйти к ним на тракт из леса. Освальд посильнее стянул веревку и, повернувшись, будто бы и забыл о караване:
— Эй! ЭЙ! Милчеловек! Поди сюда, милчеловек! Смотри – коза. Смотри – красавица! Можешь делать с ней, что захочешь, можешь на рагу, можешь попробовать доить, даже прицепить к ней дорожные сумки! Выносливая, красавица, в хозяйстве почти незаменима! — похоже, тот факт, что путник является мером, норда нисколько не смутил. Он уже протянул огромную ручищу с веревкой, натянув петлю на шее козы. Животное, доселе мирно жевавшее сорняки под копытами, недовольно мекнуло и непонимающе уставилось на подошедшего эльфа.
— Отдаю за сущий пустяк! — заключил Освальд, одобрительно закивав головой. К тому времени как его внимание полностью переключилось на незнакомца, караванщики свернули походный лагерь и готовились отъезжать.
— Бес-сплатный сыр-р бывает только в мыс-сшеловке! — промурчала сладко матрона и закуталась покрепче в накидку.
— Этот негодя-яй неумяло торгуетс-ся, не прос-с-сит ничего, глядиш-шь, тебе повезет.

Таверна "Мертвецкий Мед"
После того как эта сумасшедшая поселилась в таверне, уже прошло несколько дней. До определенного момента замарашка с недурными природными данными вела себя прилично, а чуть погодя как с цепи сорвалась. Каждый, кто решался пропустить в «Мертвецкий мед» по кружечке-другой доброго черноверескового меда, непременно натыкался на ее заинтересованный взгляд, пробирающий до костей. Валга – хозяйка – уже вся извелась от попыток выставить мерзавку за дверь.  Девица, что ни день, спрашивала местных и редких приезжих о козе. Парочка стражников уже успела сделать героине несколько непристойных предложений, связанных если не с козой, так точно с двумя козлами. Девушка, нисколько не смущенная разговорами, продолжала твердить свое, изредка уступая и скрываясь в темном углу питейного зала. Но в этот раз ей определенно повезло! Да-да. Похоже, что чье-то внимание, направленное на нее, не отличалось неприязнью или же осуждением. Она резко повернула растрепанную голову, на которой черный капюшон держался едва-едва,  и тут же нащупала взглядом ранее почему-то незамеченного путника. Раньше она никого похожего в здешних краях не встречала, ей случалось общаться с данмерами, вернее с данмерками, и к ним она испытывала определенную тягу, что тут же выразилось в спешном приближении к намеченной цели.
— У вас свободно? — коротко, но кротко поинтересовалась девушка, благопристойно сложив руки впереди, перекрестив тонкие, птичьи пальцы.
— Не поймите меня неправильно, но из-за этих поисков я совсем потеряла голову! — деланная жалоба призывала проникнуться всей полнотой девичьих страданий. Ей оставалось пустить трогательную слезу. — Вы здесь недавно, я погляжу. Проездом…Вероятно, могли видеть, куда подевалась моя коза? — несколько осуждающих взглядов, точно обозленные осы, вперились в спину, прикрытую черным тряпьем. Но она, похоже, не обратила на это ровным счетом никакого внимания.
— Пожалуйста, я готова заплатить за любую информацию. — Странная прижала руки к груди, точно сердце ее готово было вырваться наружу от переживаний. А глаза, источающие тепло и детское лукавство, даже не моргали.
-- Большая, белая, с кручеными рогами, шерсть так и блестит на солнце, чистая, ухоженная...

+1

5

То, как нерешительно топтались прочие каджиты, внимая словам своей предводительницы, необъяснимым образом взволновало Фая. Ни то зверь внутри насторожился, ни то взыграла кровь отца-торговца. Альтмер удивился такому поведению целого табора разумных кошек и вопреки внутренней тревоге заинтересовался происходящим.
Простояв лишние несколько секунд с видом наивного зеваки, он заполучил к себе внимание норда и непроизвольно шарахнулся в сторону, едва не налетев на придорожный куст. Здоровенный норд в зоне ручной досягаемости наводил на неприятные мысли, но Фай сдержал себя от опрометчивых поступков вроде упреждающего рычания или броска наутёк.
Этим нордам только дай понять, что ты их боишься, и они будут тебя преследовать, пока не сцапают. Да и вообще, убегающий альтмер – та ещё красная тряпка для любого уважающего себя норда.
Хотя этот парень выглядел, как типичный крестьянин, а не ветеран Великой Войны. И его совершенно не смутила физиономия нового собеседника. Авось, он терпимо относится к чужакам, и всё обойдётся.
– Эм… видите ли, господин, – Фай прокашлялся, меняя тембр голоса с позорно высокого на более уверенный. – Я всего лишь неудачливый охотник.
Альтмер кивнул себе за спину, указывая на полупустой колчан и унылого вида худую сумку.
– Ничего не подстрелил и провёл ночь в лесу. Мне нечем с вами расплатиться за приобретение.
Норд и коза выжидающе смотрели на него, под их, а так же под любопытным взглядом каджитов альтмер снова стушевался.
– А зачем она у вас так чудно украшена? – поинтересовался Фай, непроизвольно приглушив голос.
Воспользовавшись заминкой, каджиты спешно отбывали, но их старшая дама отпустила весьма ценный комментарий в свойственной этим ушлым смельчакам манере.
– Мне, правда, не чем с вами торговаться, – вякнул в конец растерянный Фай, хотя загадочная коза казалась ему всё больше и больше привлекательной. А что, если она как-то связана с Хирсином? Любая возможность умилостивить лорда-даэдру привлекала Фая.

+2

6

"Ой, меня едят," - подумал Атис, мягко подавшись назад вместе с кружкой и стулом. Девушка же скалилась во все тридцать два каких-то очень белых зуба, что в другой ситуации сошло бы за лучезарную улыбку, а сейчас пугали Атиса до дрожи в кончиках ушей. Ну и, разумеется, в мыслях данмера "ой" звучало несколько длиннее и не столь пристойно.
- К-конечно, - сказал Атис вслух, - Только, боюсь, я не встречал вашей козочки... Я вообще по дороге коз не видел, - не то чтобы это была чистая правда, пару-тройку в горах он встречал, но, естественно, это были не ухоженные домашние рогули, а нормальные дикие козочки, скакали себе по уступам, и никаких узоров на них не было.
Он покачал в ладонях стакан, давая осесть той дряни, что вечно болталась в стакане, и сделал глоток. Девушка продолжала жалобно щериться, как выпрашивающий подачку волчонок, отчего Атис машинально натянул капюшон поглубже на лоб, стараясь не встречаться с притягательным, гипнотизирующим даже взглядом. Трактирщица посмотрела на него с сочувствием, но никаких действий не предприняла, и ситуацию пришлось взять в свои руки.
- Сочувствую вашей беде, - "...но даже если коза и правда существовала, ее сто раз уже сожрали волки", добавил он про себя. - Но ничем не могу вам помочь. Доброй ночи.
Он бросил на стойку несколько монет и торопливо шмыгнул в комнату, про себя благословляя скайримский климат, из-за которого спальни находились на одном этаже с залом (так легче их было протопить) - взгляд девушки сверлил спину до тех пор, пока за ним не захлопнулась тяжелая двойная дверь, но от присутствия кучи народу становилось легче.

+1

7

Пепел шёл бодрой рысью по заснеженной дороге в сторону Фолкрида. Свежей воздух обдувал на скаку лицо Эрика, слегка трепал ему волосы, а морозец покалывал слегка кожу. Хотя смотря для кого это и лёгкий морозец, а для кого и непривычный холод. Наверное, обитатели южных пустынь выли бы от такой погоды. Хотя каджиты как-то уживаются тут, в Скайриме. Эрик не подгонял своего скакуна, давая ему задавать свой темп, и лишь корректировал направление. А Пепел, чувствуя настроение хозяина, был не прочь поскорее добраться до конюшни, где его ждал мешочек с овсом, которым норд всегда кормил своего любимого коня. А голова Эрика, тем временем, была занята мыслями о том, какая работа может ожидать его в Фолкриде.

«Прежде всего, надо будит заглянуть в таверну, послушать местные сплетни и истории, а так же выяснить на счёт заданий…» - так он рассуждал про себя, планируя своё недалёкое будущее по старой привычке наёмника и искателя приключений. Иногда эти приключения находили его сами, правда, такие приключения чаще всего были не из приятных.

    От мыслей Эрика оторвал караван торговцев, вставший на тракте, а рядом с ними ещё две персоны. Отсюда было не видно кто все эти собравшиеся, поэтому Эрик решил, что будит благоразумным на всякий случай приготовиться, а вдруг это не караван, а засада разбойников. Кстати, излюбленный их трюк изображать торговцев со сломанной повозкой, а затем напасть на жертву с усыплённой бдительностью, застав тем самым её врасплох.
    Натянув поводья, норд придержал Пепла резвой скачки, и заставил ехать спокойно, не спеша, а сам при этом поудобнее повесил ножны с мечом Клинков, слегка изогнутое лезвие этого оружия с односторонней заточкой идеально подходило для  конного боя. Однако сам меч воин не спешил обнажать, что бы самому не походить на романтика с большой дороги.

«Ну что ж, посмотрим, кто там такие… »

+1

8

Тракт в нескольких часах пути от "Поцелуя Секунды"
Освальд разошелся не на шутку. Ему уже хотелось всучить козу лично в руки несчастного путника, у которого и денег-то, как выяснилось, никаких не водилось.
— Да что ты, милчеловек…Господин эльф, бери козу, за так отдам, а ты мне потом добрым делом поможешь, покуда человек…Э-э-э…Мер честный! — залепетал с новым притоком силы норд. Коза деловито ела подросшие к весне подснежники и глупыми глазами поглядывала на суетящихся двуногих существ.
— Не смотри на рисунки! Это ж чемпионка! Я собирался отдать ее великанам, абы не топтали мои акриды, вот и покрасил, будто знали, что она для них подготовлена. Боюсь идти...
Каджиты тем временем снялись с места и направились по тракту на юг, где серым пятном виднелась будущая стерня, откуда приближался к брошенной стоянке одинокий всадник. Более молодая и спелая жительница пустыни, чьи одежды были не так обременительны, как тряпки матроны, задорно блеснула глазами и оскалила крепкие белые клыки:
— С-с-слыхал, добрый путник? Козу человек продать не может! Все уш-ш-ши дро заговор-р-рил! — хрипло хохотнула она и отвернулась, поймав на себе тяжелый взгляд той самой «дро».  И да, шепотки членов каравана стихли, с гробовым молчанием  торговцы пошли дальше по тракту и вскоре скрылись из виду совсем.
Освальд поджал потрескавшиеся губы и посмотрел туда, где еще недавно слышались смешки и толки. Всадник, обычный такой, закаленный, вестимо, дорогой и прожитыми днями. А если у этого есть деньги? Уж  лучше сорвать куш, чем расстаться с проклятием за так! Уйти с пустыми руками — фе!
— Погоди, милчеловек! — сделав росчерк ладонью, норд обернулся к приближающемуся незнакомцу. — Эй, путник! Путник! Коза не нужна! Можешь сделать с ней что угодно. Настоящая чемпионка. И молоко дает, совсем недорого отдаю!
Коза продолжала переминаться с ноги на ногу и энергично жевать жвачку. Витые рога поблескивали в вышедшем из-за туч солнышке, покуда отчаяние норда обретало силу. Он зарделся свеклой, но виду не подал — очень уж надеялся, что мучения прекратятся.


Таверна "Мертвецкий Мед"
Она была бы отвергнута сестрами, если бы дала данмеру скрыться безнаказанно. Губы поджались, а глаза сделались блестящими, точно гладь свежей запруды на солнце. Почему-то деве казалось, что те, кто кланяются в ноги самой Азуре, должны разделить или хотя бы оказать поддержку тем, кто ничем не лучше в плане выбора наставников. Правда, велик шанс побывать в шкуре высмеянной дуры. Старшие сестры всегда говорили, что она слишком недальновидна и безответственна, чтобы ей можно было доверить нечто важное. И вот — оказались правы!
— А я заплачу! — крикнула она в спину удаляющемуся мужчине и поднялась со стула, засеменив по следу недавнего собеседника. Незнакомка остановилась у двери, попутно бросив неопределенный взгляд в сторону трактирщицы, которая старалась не обращать внимания на приблудившуюся трещотку. Мужики за столами красноречиво загоготали. И снова питейное заведение утонуло в привычном гомоне. Спина, закованная в черное, прижалась к балке, что находилась неподалеку от закрывшейся двери.
— Господин, вполне возможно, что смогу заплатить тем, что вам никто более не предложит. Не деньги, но знания! Я кое о чем знаю получше некоторых... — пространственно заявила девица, надеясь привлечь внимание данмера.
- Но если вы позволите бедной девушке идти в ночь одной...

+1

9

Фай уже протянул руку к верёвке с козой, заворожённый происходящим. Слова норда не внушали беспокойства. Каджиты были правы, забесплатно сыр можно отведать только в мышеловке. Но наученный жизнью в Скайриме альтмер-беглец понимал, что непонятная ситуация может нести не только опасность, но и прибыль. А так же не сравнимый с обычными житейскими перипетиями жизненный опыт. Да и не всякое приключение здесь опасно для тощего мера. Многие люди не многим крепче и сильнее, а Фай достаточно проворен, чтобы справиться со многими неприятностями. А одно даэдрическое проклятие его и так уже настигло, ночью, с затылка.

Оборотень фыркнул на объяснение о великанах замешкавшегося крестьянина и тоже обернулся на лошадиный топот. Запах каджитской шерсти исчез, и это убавило иррационального ощущения уюта в личном пространстве оборотня. Фай нахмурился, провожая взглядом караван симпатичных котиков и одновременно с этим встречая всадника, закованного во внушительную броню и на вороном коне.
- Что же помешало вам, добрый человек, отвести козу великанам? Страх для вас – дело не первое, насколько я знаю нордов, – пробормотал он, уже не надеясь получить ответ, потому как заметил, что человек собирается совершить вторую попытку выгодной сделки с тем, кто больше похож на платёжеспособного покупателя.
Фай и сам опомниться не успел, как его рука стремительно перехватила верёвку от козьего поводка.
- Уговорили, беру! – объявил он громко, чтобы вновь прибывший тоже это услышал.
А в следующую секунду альтмер уже горестно вздыхал над поступком, который в очередной раз совершил за него более решительный и менее рассудительный внутренний зверь.

«Что ж, надеюсь, коли ты такой резкий, ты же нас и спасёшь, случись с нами какая неприятность. Иначе в ящик сыграем мы оба. И в ящик – это ещё в лучшем случае. Тебе, дружок, никогда не страшно было оказаться съеденным? Мне, впрочем, тоже. Я никогда не рассчитывал попасть на ужин к босмерам. Или к последователям Намиры».

+2

10

Деньги, знания... о, конечно же, кто лучше шарит в анатомии гуманоидных созданий, чем тот, кто ими питается? Атис, впрочем, сомневался, что ему принесут пользу данные, какую часть аргонианина надо варить, какую можно вялить, а какую - на костре обжечь, да так и зажевать.
К тому же он и так это знал, в Эшленде зверолюди не считались за разумных существ.
- А ты не иди в ночь одна, - ворчливо отозвался Атис через стенку. Он, сам того не зная, прислонился к косяку в той же позе, что девушка, гневно покусывая мундштук старой пеньковой трубки. - Кто тебя за жепку тащит?
На самом деле, конечно, Атис понимал, что немного не прав и у девочки, будь оно правдой, действительно беда, но идея о походе за козой в темный лес в сопровождении девушки с клыками в Атисов мизинец длиной его совершенно не вдохновляла. Да и вообще, лесной непроглядный мрак не вдохновлял.
Девушка, судя по звуку, попыталась постучаться головой в косяк - бух, бух, бух... Звук этот странно отдавался в груди Атиса, и он торопливо отскочил от двери. Вовремя - створки раскрылись, и девушка просунула свою жалобную мордочку в комнату. Атис невольно зашарил по грубому деревянному столику в поисках чего-нибудь потяжелее и сдерживаясь изо всех сил, чтобы не завизжать как маленькая девочка.
Из полного людей зала послышался грубый хохот - кто-то откомментировал, как неосмотрительно Атис отказывается от такой удачи!
- Сгинь, нечисть!!! - Атис торопливо сделал отстраняющий жест, зашептав шаманский заговор против нечисти. Не то, чтобы сильно помогло: девушка только сделала еще более жалобную мордочку, но развеяться пеплом она явно не намеревалась.

+1

11

Проезжая мимо каравана торговцев, что оказались каджитами, Эрик успокоил свои подозрения. Нет, это не засада разбойников, а как оказалось из слов одной из женщин, идущей в этом караване, какой-то чудак хотел продать козу. Норд посмотрел в сторону парочки, что торговалась сейчас, слегка ткнув пятками в бока своего верного коня. Пепел же почему-то настороженно поднял уши и раздувал ноздри, словно учуял какой-то запах. Зная повадки питомца, Эрик предположил, что неподалёку бродит какой-то  хищник. Как известно звери хорошо чуют друг друга. Однако, чем ближе они подъезжали к парочке, тем настороженней вёл себя Пепел, раздувая ноздри и фыркая, предупреждая своего хозяина.

- Тише, Пепел, тише... сейчас разберемся.... -успокаивал его норд, гладя по холке левой рукой, а правую держа у рукояти всё того же меча. Пепел перешёл на шаг.

Параллельно с наблюдением за реакцией коня, Эрик уловил краем уха разговор той парочки, что-то про великанов заместо денег. Видимо покупатель был без финансов, поэтому продавец-норд и предложил такую выгодную для него сделку: какую-то козу за уничтожение великанов. Только самый опытный или самый отчаянный  наёмник согласится на подобную сделку, находясь в безвыходном положении. Быстрым взглядом Эрик скользнул по козе и норду - по сути ничего примечательного. Коза ухоженная, явно домашняя, только раскрашенная как невидаль какая. Да и норд обыкновенный, разве что немного того, не от мира сего, хотя по его запросом такого не скажешь, цену своей козе набил большую для... альтмера? Ох как зачесалась правая ладонь, желая ощутить удобную рукоять меча Клинков. Взгляд норда-всадника пристально впился в этого субъекта, рассматривая его... Кожаная броня и лук... Явно боец дальнего боя. Обычно альтмеры гордая нация, а этот ходит по лесам, одевается как местные, да ещё и согласен на невыгодную сделку. А это явно противоречит всем принципам гордости... Что-то тут не ладное. Конь же уже косился глазом на источника опасности, которую он учуял, на хищника. Сопоставив поведения коня и свои размышления, Эрик всё понял... На его лице появилась лёгкая улыбка, с тенью иронии.

- А не слишком ли ты дорого продаёшь свою животинку-то, а, мил человек? -теперь пристальный взгляд, впился в местного норда с козой, - Неужели твоя коза стоит так дорого, что ты её меняешь на жизнь великанов? Может тогда тебе её продать лучше ярлу?

"И зачем я ввязываюсь в эту историю?" - подумал норд с мысленным вздохом про себя - "Хотя пальцы великанов стоят не плохие деньги... Можно и поохотиться, но только в одиночку это будит очень трудно..." - скосив глаза на мера и его лук, заговорщицки подмигнул ему, так что бы норд с козой этого не видел.

+2

12

Тракт в нескольких часах пути от "Поцелуя Секунды"

— Да что ты понимаешь! — огрызнулся Освальд, раззадоренный бесчисленным числом провалов, в которые его затащило мерзкое животное. Он, решивший в кои то веки, что все делает правильно (да с выдумкой!), «попал», как говорят иногда. Но сам норд чувствовал, что угодил не просто куда-то, а в бездонную выгребную яму. 
Владелец чудо-козы с прискорбием сплюнул и глянул с мольбой на приблизившегося всадника и в это же время потерял из виду свое бесценное имущество. Стоило отвернуться!
— Куда?! — ахнул Освальд, нахмурив лоб и сжав кулаки. — Я ж с тобой по-хорошему! ТЫ!
И снова бросил неопределенный, похоже, балансирующий на острие безумия взгляд в сторону соотечественника. Ну по-любому должен оказать поддержку в борьбе с иноземным захватчиком. В голове перепуганного Освальда уже давно фразы не сходились друг с другом. А приобретение стало единственной целью в нищей жизни.
— Что? — шквал вопросов, льющихся из перекошенного рта безумца-продавца, похоже, стихать не собирался — каждый разносился эхом по пустынному тракту. — Ты, земляк, видно, что-то путаешь! Я хотел ИМ отдать козу, чтобы не трогали мои акриды, ну, побеги! Земли кусок есть: капуста там растет, картошечка! А на кой мне потоптанная картоха? — Он вскинул руки, точно незнакомцы могли решить проблемы очередного безживотника, который всю жизнь (или большую ее часть) отвел на уход за крохотным клочком землицы, половину доходов с которой он ежемесячно отдает ярлу на содержание войска. Потом махнул в сторону козы и, оглянувшись заговорщицки, жестом указал на то, чтобы  потенциальные покупатели подошли ближе.
— Не моя эта коза! — и тут же прикрыл рот руками, чтобы никто в округе не заслышал предательское эхо. — Не так давно я обнаружил, что в окресте бродят…Проклятые! — рука Освальда скользнула к веревке. Теперь он сиротливо перебирал распушившийся край и смотрел на козу, точно та представляла собой не мирно пасущееся животное, но ядовитую и уродливую тварь. Коза на взгляды и слова очередного хозяина не реагировала от слова «совсем».
— Не должен я этого рассказывать! — Освальд замотал лохматой головой и чуть ли не захныкал, походя в этом своем приступе на обиженного дитятю. - Плохо все закончится!

Таверна "Мертвецкий Мед"

— У-у! Плохо говоришь, господин! — протянула с деланным испугом странница и тряхнула бесцветными волосами. Неожиданно она заулыбалась. Зло, с хитрецой, похоже, что приличные люди просто так никогда делают и прячут все подобные улыбочки, иначе их могут заподозрить в недобром. В Фолкрите  всяческого рода мистификация уже обрела роль местечкового достояния. Никто не удивлялся, когда на кладбище вновь появлялись  сумасшедшие, а за городскими стенами — спригганы и оборотни. Вот только жители предпочитали держаться от всей подобной нечисти подальше.
— Меня никто не тащит, — призналась девица, дергая растрепавшийся рукав верхней одежды. — Но делать со всем этим что-то да придется. Когда над жизнью нависает опасность — всегда приходится! — и снова заухмылялась, покуда в зале не раздался чей-то похотливый смешок, переросший в шумный и, по мнению самой девушки, некрасивый хохот. Ее глаза метали молнии, когда она взглядом рыскала по питейной в поисках наглеца, но сделать так ничего и не успела. Пришла пора вновь сменить гнев на милость, когда добрый господин, вероятно, поклонник даэдра, отворил дверь.
Того, что произошло дальше, она никак не ожидала, а потому испуганно попятилась, выпучив глаза, на которых крайне часто теперь смыкались белые же ресницы.
— Вы чего? — пискнула она, вжавшись в опущенный капюшон мантии. Еще секундой позже девушка юркнула за деревянный брусок, служивший декоративной колонной.
— Так, все! Этого нам еще не хватало! — подала голос ранее молчаливая трактирщица Валга. На ее властный тон живо отреагировали несколько местных, что питались и жили под общей крышей и призваны были решать неприятные дела, захаживающие в таверну под видом добрых господ.
То ли день сегодня был странным, то ли на верхнем плане в самом деле что-то напутали - исход события был предрешен.
Валга вышла из-за стойки и одарила странноватых приезжих испепеляющим взглядом. Деваха, показалось, еще пуще побледнела и почти уж утонула в длинных одеждах, опасаясь наказания от дородной имперки, которая сыскала себе славу бабы, прошедшей через огонь и воду. Да оно и не удивительно, покуда пьянь подымается ровнехоньким рядом на защиту, а не поддается на сладкие и хмельные увещевания похоти и злобы.
— Вон! — холодно и громко – так, чтобы все слышали, — процедила Валга Вениция и кивнула на дубовую дверь.
Бледная госпожа заговорщицки глянула на данмера и мерзко хихикнула в вовремя подставленный кулачок.

0

13

Фай непроизвольно крепче стиснул ухваченный кусок верёвки, но устоял на месте, ибо сбегать с позором без козы ему не хотелось, а сбегать с козой от двух спевшихся нордов, один из которых ещё и верхом, было бы верхом глупости даже для оборотня.
– Всё в порядке, я никуда не ухожу, – пояснил он взволновавшемуся крестьянину и для верности взмахнул свободной рукой в примирительном жесте.
Но парочка новых участников сомнительной сделки – конь и его всадник, посмотрели на альтмера так, будто увидели торчащие у него из-под капюшона волчьи ущи. Фай сглотнул и криво улыбнулся.
– Вот, добрый землепашец отдаёт мне животное за какую-нибудь услугу в будущем. С великанами и мне нет возможности тягаться, – принялся он, было, оправдываться, но норды и без него уже внесли в диалог путаницу, и оборотню осталось только стоять с потерянным видом, не сильно отличаясь выражением лица от козы.

Пока хозяин козы объяснял, для чего разукрасил и волочёт животину великанам, во второй раз, Фай стоял смирно, размышляя, справится ли подоспевший конник с великаном. Судя по его снаряжению, вполне мог. Особенно, если перед этим прицельно попасть великану в глаз стрелой. А лучше в оба. Но на отстрел и убой великанов лучше всего получить разрешение у ярла. Опять же, и прибыл будет, и не будет причин лишний раз злить культурно ведущих себя тварей. Обычно ярлы нанимали охотников на великанов, только если те выбирались из пустоши к людям и не давали им мирно жить.

Но тут крестьянин вдруг признался, что и сам не является хозяином животного. Не сказать бы, что для Фая это оказалось неожиданностью, и он понимающе кивнул.
– Ну и ладно, с кем не бывает? Вы только не переживайте сильно, а лучше расскажите всё по порядку. Какие Проклятые? Почему в окрестностях? И при чём тогда здесь это животное? – мер чуть приподнял руку с верёвкой и покосился на неё, будто вся сущность козы перенеслась из четвероногой твари в кусок шпагата. Или из чего эта верёвка была сплетена? Фай непроизвольно принюхался к запаху соломы и смолы. Вокруг было полно запахов, привычных и не очень. Особенно ярко пахло свежей землёй с проталин. И как назло, ничего, что могло прояснить ситуацию, не чувствовалось. Хорошо ещё, что он был сытый, а не то присутствие целых двух копытных животных могло совсем отвлечь его внимание.

+3

14

Атис почти выдохнул с облегчением, когда на защиту дедушкиной чести (или порядка в заведении, не до придирок тут) встала Валга. Девочка, под давлением авторитета и угрозой удушения - гордая дщерь недийских оккупантов поперла на нее всей своей мощью, сравнимой с парой крепких капустных кочанов, - сначала забилась за колонну, потом в угол, потом под звучное "Вон!" шмыгнула к выходу, как подгоняемая веником мышь. При этом она странно победно и гнусно хихикала.
К сожалению, этим дело не ограничилось: задав правильное направление вампирше (ну а кто это еще мог быть?!), Валга переключилась на Атиса.
- Я тут при... Ай! УХО!!! НЕ НАДО ЗА УХО!!!
В общем, его так же обвинили в устройстве разврата в честном заведении честной женщины (ага, слышали) и взашей - вернее, взаух - выпроводили из "Мертвецкого Меда". Атис оказался на улице - без плаща (который, впрочем, добрая женщина выкинула следом, попав Атису точно в голову), посоха (еле увернулся) и с пылающим ухом.
- Чтоб тебя... - полную версию цитаты стоило бы привести хотя бы из чувства прекрасного, но добрая половина эндемичных грейзлендских оборотов при переводе потеряла бы свою поэтичность. Поэтому единственным свидетелем происходящего осталась курица. Тотемная нордская птица - Атис ни разу не видел, чтобы даже самому бестолковому и горластому петуху свернули шею да отправили тушку на суп - посмотрела на него необыкновенно умным черным глазом и с сочувственным "кооо" продолжила свое шествие вдоль границы освещенного пятачка на крыльце.
Атис возвел глаза к небу.
Забавно, но бледной леди нигде не было видно. Наверняка затаилась где-нибудь в тенях. Наверное, стоило бы просто вскрыть замок на сараюшке той же Валги - Атисова бабушка сладости надежнее запирала, чем Виниция свой сарай - и проспать там до утра, но что-то Атис боялся оставаться сейчас один в темноте. Курица уже утопала куда-то во мрак, и даже без нее стало особенно неуютно.
Впрочем, был еще вариант - Рунил. Бывший талморец ночью активно был занят постом и раскаянием, и присуствие Атиса ему не то, чтобы не мешало - прошло бы незамеченным, тем более, что Зал Мертвых на ночь не запирался. Альтмер молится, данмер спит. Все довольны.
Вздохнув поглубже, Атис направил свои шаги в сторону склепа. Отчего-то компания депрессивного талморца и пары десятков дохлых нордов казалась ему менее ужасающей, чем компания вампирши.
Которая как раз поравнялась с ним, снова такая же кроткая и печальная.
- Утром, - сказал Атис невозмутимо. - Утро тебя устроит?

Отредактировано Athis Sareth (2014-03-28 14:18:43)

+2

15

Остановив коня возле этого интересного дуэта, Эрик решил пока послушать и не задавать вопросов, ибо норда, торгующего козой, да к тому же, как оказалось, ещё и краденой, понесло на откровенные речи. Для человека нет ничего лучше высказать свои проблемы, а для такого как он особенно. И невооружённым глазом видно, что этот норд потерпел целую кучу неудач в своей жизни, а такие люди часто становились причиной насмешек для народа. Об этом многое говорило из поведения Освальда, его речь, жестикуляция, выдавали его с потрохами. Эрику было откровенно жаль сородича.
Как оказалось, Эрик немного ошибся, незадачливый торговец просил не уничтожить великанов, а отвести им козу, что слегка не укладывалось в голове. Как можно продать козу, если цена за это передача самой козы в руки великанов? Логикой тут явно не пахнет. Ну да ладно, как говорится дальше больше: тут ещё каким-то боком приплетены какие-то "проклятые". Эрик уже хотел задать парочку наводящих вопросов, но его опередило ушастое создание, что не так давно желало приобрести козу, а может быть и сейчас хочет это сделать, а может и не приобрести, а тихо так смотаться. Как говорится: тихо стырил и ушёл, называется "нашёл". Так что краем глаза Эрик всё ещё следил за альмером, подозревая того в недобром умысле.

"Дело пахнет палёным... " - подумал он про себя, оценивая всю ситуацию и просчитывая её возможные исходы, - "Но сначала нужно всё выяснить..."

Изначально Эрик рассчитывал просто прибить великанов, что помешали Освальду жить мирно и спокойно, взять при этом добычу себе, да ещё и с ярла местного стрясти за оказанную услугу денежки, которые никогда не бывают лишними и быстро уходят на боевые нужды. Но самый лучший способ рассмешить богов - это рассказать им о своих планах. Всё не так просто, а если говорить откровенно, то совсем не просто...

+2

16

Тракт в нескольких часах пути от "Поцелуя Секунды"
Признавшись, Освальд  тут же замялся, зачмокал пересохшими губами, затоптался на месте, почем зря ковыряя размокший
после зимы чернозем. Возможно, он уже и сам давно потерял суть собственного, как ему казалось, тщательно спланированного замысла. Ведьмы, козы, великаны и несчастный клочок земли, на который все разом ополчились. Эх, знал бы он, что из-за собственной жадности потерпит столько неудач! Будто ворожеи и вправду наложили на него какое-то проклятие! Освальду оставалось надеяться на то, что раскрытие  истинного хода дел не добьет его, скажем, прилетевшим с неба камнем, осколком Секунды или Мессера.
— Проклятые, да. Женщины! — голос снова стих, точно сквозняк за закрытой дверью. Норд огляделся, сжал пальцы, которые от испуга прижал к зашедшемуся буйным стуком сердцу. И вновь никого не обнаружил. В ладонях он то и дело теребил несчастную веревку, отчего волокна влажно заблестели.  — Целая орава! Да страшные: сами скампы не могут с ними потягаться в уродстве. Бледные, в черном! — слова постепенно возвращали норда в реальный мир, от которого мужчина спешно сбежал, когда встретился с  ворожеями нос к носу. И снова замялся, дрожа всем телом по причине вновь нашедших бедолагу воспоминаний о той страшной ночи.
— Повадились, понимаешь ли…Расставили ловушки, пасут этих коз, чтобы пускать им кровь! И великаны повадились, заметили, что что-то нечисто. Тоже боятся, не знаю. Но так потоптали мне все ростки! — он глянул сначала на заподозренного в воровстве альтмера, затем на всадника.
— Вот я и подумал, что можно козу, того, и отдать великанам, чтобы они не буянили, — поджав губы, мужчина округлил глаза, гримаса на его лице приняла вид болезненный, — помогите. А?


Фолкрит
Девица же, уже убежденная в том, что род человеческий – самый осторожный и притом грубый, решила покинуть таверну чуть раньше и прежде, чем до нее доберутся крепкие руки Валги и ее прихвостней. Ишь, собрала вокруг себя мужиков! Думает, небось, что сидит в своей таверне будто королева! Черная мантия шмыгнула к двери и уж тогда-то удачно слилась с царящей за пределами таверны мглой.
После послышались звуки неразберихи, и бледная госпожа удовлетворенно усмехнулась. Зря! Зря ее ругали сестры, порицали за излишнюю говорливость и неаккуратность. Когда она вернется к Дому, все изменится. Бледнолицая с присущей ей торопливостью подняла подол и резво ступила в уличную грязь. Погожий денек медленно перешел в спокойный вечер, а последний неожиданно превратился в ветреную и свежую ночь. Немного подумав, девушка решила подождать и посмотреть на то, что же все-таки приключится с выбранным в качестве подельника данмером. Путь ее пролег через пышные и мокрые по причине недавно сошедшего снега заросли можжевельника. Брызнули капли, зато бледная госпожа смогла перебраться через плетеную оградку и жадно приникнуть к одной из ее расселин, через которую отлично просматривался фасад таверны.  Позади, в доме на ферме, мерно горел огонь в очаге, похоже, что хозяева давно заснули, покрепче завернувшись в покрывала и подушки.
Наконец на свежий воздух спровадили и доброго господина, который  чуть ранее принялся изгонять нечисть, не побоявшись  чужого мнения. Что ж, его право. Девица снова негромко прыснула в кулак и вылезла из своего укрытия, сняв с мантии несколько прилипших к ткани веточек можжевельника.
— Как скажете, добрый господин, - отозвалась девушка, подобравшись ближе.
— Где ночевать-то будете? Уж всяко не у Валги теперь-то! — хмыкнула, оскалив непомерно острые зубы, которые данмер так опрометчиво принял за вампирские.
— В любом случае я найду вас утром, — коротко попрощалась она и, резко развернувшись и накинув на пепельные лохмы капюшон, зашагала по главной дороге, цокая деревянными башмаками — именно в них можно было не запачкать чулок в такую-то погоду.
Она сдержала обещание и провела ночь в монашеском уединении, выбрав в качестве ночлега густой ельник, находившийся за городской чертой, но с выбранной подстилки отлично просматривалась дорога.
Не успели петухи отметить приход рассвета, бледная госпожа снова цокала своими башмаками, в этот раз по каменному порогу зала мертвых. Утро выдалось погожее, капель заменила ночной шелест вековой пущи, а черная фигура никак не читалась на фоне розоватой глазури неба и радостных отблесков солнца, которые проникали в переднюю  городской крипты.
Первым ее заметил Рунил, обычно слишком занятый переживаниями ушедших дней и отпеванием мертвых, чтобы кого-то замечать. Однако все с этой девицей становилось с ног на голову. Она вежливо кивнула жрецу и попыталась было сунуться в зал, где и вознамерилась искать насильно призванного помощника.
— У мертвых брать нечего! — холодно произнес Рунил, с неудовольствием оглядев замарашку и разумно приняв ее за попрошайку.
— Я пытался ее остановить! — в проеме появился Каст, отчего в передней вновь стало темно.
— А где дядя?! — взвизгнула бледная госпожа, покрепче зажимая краешек капюшона.

0

17

Значит, всё дело в ворожеях?! – Фай поморщился. Эти птицеобразные старухи (или старухообразные птицы) вызывали у оборотня здоровое опасение. Он предпочитал обходить их «гнёзда» стороной. По счастью они обычно жили уединённо. То есть не совсем уединённо, а без сородичей. Они либо окружали себя племенем Изгоев, либо ещё какой охраной из людей, насколько успел в этом разобраться Фай, пока некоторое время жил в Пределе. А люди не отличались такой осведомлённостью в магии и силой в ней же. Ворожеи были опасными колдуньями, без всяческой жалости к тем, кто им не служит.
Альтмер молча пытался сложить концы с концами из сказанного нордом-фермеров, но для полноты картины не хватало как минимум одного куска. То этот детина утверждает, что хочет продать козу, передумав вести её великанам, то снова заводит речь о том, что надо бы задобрить ею тварей.
Но если козу великанам отведёшь не ты, как они поймут, что не должны топтать твои посевы? – Фай нахмурился и окончательно выпустил из рук козий поводок. Во всяком случае, для него более или менее прояснилось происхождение странных узоров на шкуре животного. Похоже, их нанесли ворожеи для каких-то своих ритуальных нужд, что может послужить для великанов своего рода посланием. Мол, вот вам ворожейская коза, делайте с ней, что хотите, да почтите милосердием того, кто вам эту козу привёл.
«А что, если эта коза только наоборот сильнее разгневает великанов?» – Фай в замешательстве перевёл взгляд на всадника.
Кажется, вы были правы. Наш общий новый знакомый желает связаться с великанами. Не сам, так с помощью наёмников. Но расплатиться, кроме козы, которую он и без того собрался этим великанам отдать, ему не чем, как я понимаю, – Фай вдруг резко оборвал свой монолог, заподозрив, что такие простые ребята, как фермер и воин, не успеют уловить суть и половины его болтовни.
«Да и коза эта вовсе не его, так что нечем совсем. Если он сейчас не сообщит обратного».
Альтмер скорбно вздохнул, мысленно прощаясь с лоханкой горячей воды и похлёбкой в таверне в лучшем случае до ближайшего вечера.

+1

18

- Все в порядке, Нил, это за мной, - Атис хлопнул альтмера по плечу - для этого пришлось приподняться на цырлах, потому что бывший юстициар был довольно рослый даже для альтмера. Тот в очередной раз слегка ошалел от фамильярности жреца Крылатой, так что даже промолчал, вероятно, поперхнувшись собственным самолюбием. Прежде, чем Рунил разразился длиииинной тирадой о том, как следует вести себя в Зале Мертвых со смотрителем Зала Мертвых... Атис, спасаясь от альтмерского занудства, сгреб переставшую казаться такой жуткой девочку за талию, и спешной трусцой вышел вместе с ней на тусклый солнечный свет, искренне надеясь, что она не рассыплется прахом или не сгорит в синем пламени прямо у него в руках.
- А ты настырная, - с каждым шагом посох вонзался в мягкую, круглый год сырую болотистую землю. - С чего ты взяла, что за столько времени (ты же недели две тут высиживаешь, верно?) твою козу не сожрали волки? - Атис шагал чуть впереди, девочка едва поспевала за ним. Узкие ножки в стоптанных сапогах тонули в раскисшей земле. При свете она выглядела совершенно не угрожающе, и не привлекательно, а даже и жалко: блеклая, худая, с прозрачными ресницами и серо-белой кожей. "Глиста", отстраненно подумал Атис. Слишком внимательно он к девушке старался не присматриваться, хотя краем глаза и следил за каждым движением. - Где ты козу-то оставляла? В последний раз?
Девушка защебетала - не меняя елейной интонации - и под этот немузыкальный фон Атис свернул на с дороги на просеку, откуда рукой подать до изученного, как своя же правая ладонь, болота, богатого не только на морозных пауков, но и на звенящие Нирновы корешки.
Неожиданно данмер остановился, подняв руку.
- Тихо! - коротко
Девушка затихла, чуть ошалев.
Из-за деревьев слышались гневные голоса и чье-то меланхоличное блеяние.
- Похоже, мы заблудились, - Атис потыкал посохом мягкую землю. - Отошли близко к дороге.

+2

19

Слушая речи сородича-норда, и наблюдая за его жестикуляцией, Эрик уяснил для себя, что этот полоумный парень до смерти перепуган той встречей с ворожеями, о которых поведал сейчас. Язык слов зачастую лжив, а вот язык тела это другое дело. Нерешительность, проявляющаяся в не очень связанной речи. Влажные ладони как признак волнения и даже страха. Всё указывало на то, что этот наивный норд был сейчас искренен, ибо надеялся на помощь двух странников.
Уже подсознательно Эрик выстроил у себя в голове логическую цепочку взаимосвязей между фактами, полученными от незадачливого торговца козой. Параллельно слушая и речи альтмера, норд-всадник уже выстроил свою теорию происходящего здесь, и решил поделиться своими рассуждениями со своими собеседниками:

- Боюсь, коллега, дело не такое простое, как кажется... -голос Эрика был задумчив, а взгляд туманен, но как всегда пронзителен- Великаны это не главное, точнее они не главная проблема. Наш новый знакомый, как вы выразились, обеспокоен тем, что затрагивает только его, а именно его посевы, которые попорчены. Причина тому мы знаем, великаны. Но почему они вдруг решили сойти со своих привычных мест и попортить кому-то урожай? Не кажется ли вам это странным?... Я могу предположить, что главная проблема это ворожеи и их приспешники...

Норд снова на мгновение задумался, продолжая формулировать свои мысли в общую концепцию, складывающуюся в единую картину, которая была весьма не приглядной:

- Согнать великана с насиженного места может лишь опасение за свою жизнь, территорию и их скот. Если так, то кто агрессор? Если верить словам нашего знакомого, то прислужники ворожей режут коз... Очень похоже на ритуал заполнения камней душ, хотя я могу и ошибаться, но если они покусились на мамонтов или самих великанов, то их реакция понятна... Сопоставляя всё вместе мы можем предположить, что ворожеи готовят какой-то энергоёмкий ритуал... Например, рождение новой ворожеи, но для этого, насколько мне известно, нужна человеческая жертва... Надеюсь, что моя теория ошибочна, иначе дело пахнет жареным...

Наверное сейчас Эрик больше походил своими речами на лектора в Коллегии, чем на война-наёмника, дело которого рубить и убивать за звонкое золото, что совершенно не вписывалось в этот образ. Сказались годы обучения, проведённые в стенах Коллегии, и пристрастия к книгам, которые и развили в Эрике неплохую риторику и аналитический склад ума. Знающий человек сразу бы догадался, что всадник сведущ в магических искусствах, что для норде не очень то и характерно.
Какие-то странные звуки послышались из чащи леса, будто кто-то разговаривал там. Присматриваясь к чаще как опытный охотник, норд выискивая следы присутствия здесь посторонних лиц, а конкретнее наблюдал за поведением мелких животных и птиц, которые стараются спрятаться или удалиться подальше при появлении чужаков.

+3

20

Тракт в нескольких часах пути от "Поцелуя Секунды"
— Тише! Тише ты! — опомнился норд, красноречиво постучав костяшками пальцев по голове, слава девяти, что только лишь по своей.
— Коза, — сдавленно продолжил Освальд, — их чемпионка. Они ее выращивали затем, чтобы принести в жертву. Особая зверюга! Вот я и подумал, что великаны с удовольствием примут ее в дар. И перестанут ходить по моей земле!  — пояснив, он громко и зло выдохнул. Щеки его покраснели пуще прежнего, отчего заметнее стала жиденькая  борода. Норд, вовремя спохватившись, схватил веревку и намотал ее на руку, чтобы коза никуда не убежала. Животное, впрочем, реагировало на очередное скопление двуногих меланхолично, то и дело поглядывая то на одного говорящего, то на другого. И вряд ли она знала, что речь идет о ее обязательном заклании и том, что она — проблема.
Когда в разговор вступил доселе молчавший всадник, Освальд насторожился и перевел все свое внимание на этого потрепанного жизнью сородича.
— Да, все зло от этих баб! — подтвердил упрощенную версию событий норд и смачно сплюнул на землю. Коза переступила с ноги на ногу и прошлась немного вперед, к очередной проталине. Освальд, решивший, что спускать с нее глаз не стоит, все же развернулся к мужчинам, когда услышал неблагоприятный вывод наемника.
— Что? Какие еще ритуалы? Какие ЖЕРТВЫ?! — он хотел придать голосу значимость, но вместо этого вскрикнул по-бабьи и тут же закрыл рот, жалобно вытаращив глаза.
— Ты…Ты уверен? Откуда ты знаешь?! С нечистыми водишься! С даэдрапоклонниками?! — от безысходности скрипел Освальд, дрожа всем телом. Его звуки природы нисколько не беспокоили.
— И как мне быть? Теперь и я нечист? Что же жена моя скажет? А дети? — голова несчастного фермера готова была лопнуть.

Фолкрит - Тракт в нескольких часах пути от "Поцелуя Секунды"
Бледная госпожа растянула губы в улыбке, еще немного, казалось, обязательно покажет язык и жрецу Аркея, и могильщику. Каст отступил, когда странная парочка вышла из передней крипты. Рунил же прочитал отходную обоим. Так, на всякий случай.
— Нет, дядя, не две недели, — девица покачала головой и натянула капюшон. — Всего пару дней, сначала сама искала. Но местные отказываются помогать. Может, и видели ее, но не хотят связываться с магами. — Она не считала, что проговорилась, в конце концов, неудачников, решивших постичь магическое искусство, полно и вне стен Коллегии.
— И «к-а-за» не потерялась — ее именно украли, — вкрадчиво продолжила девушка, оглядываясь по сторонам. О нет, она не боялась заблудиться, но на предположение данмера отреагировала в прежней манере, изумленно приложив к нехватке груди сухонькие ладошки. — Не может быть! — бледнолицая специально повысила голос, — Вы же не сбежите, я надеюсь? — чуть тише поинтересовалась она, с подозрением сощурив глаза и уставившись на эльфа. На дороге за болотцем действительно кто-то был.
Послышался измученный вскрик, не похожий, в общем-то, на призыв о помощи или что-то, свидетельствующее о необходимости тихо покинуть подлесок.
— Кажется, там кто-то мекает! — с довольным видом заключила девушка, приставив ладонь к уху. — Вам, наверно, надо посмотреть! Вы же мне помогаете! — Она не постеснялась ухватить данмера за локоть и весьма невежливо подтолкнуть к стороне дороги, туда, где деревья расходились, демонстрируя небольшую и все еще грязную от растаявшего снега пустошь.  Сама бледная госпожа поспешила  схорониться в кустах у болота, чтобы не выдать себя. Уж она-то знала наверняка, кому принадлежал крик.
- Подслушивал! Глядите! - Освальд отшатнулся и ткнул в незнакомца пальцем.

Отредактировано Game Master (2014-04-07 11:04:38)

+1

21

Вообще, появление верхового путника свело на нет любую возможность Фая удрать вместе с козой. Устраивать из-за неё драку альтмеру не хотелось и того больше. Но происходящее снова натолкнуло его на подобные мысли.
- Так что нам нужно сделать? – альтмер перевёл взгляд с одного норда на другого. Тот, что был на коне и в облачении воина-наёмника, судя по всему, тоже на словах решил разобраться с запутанной ситуацией. Он взялся рассуждать с присущей ученикам Коллегии Магов интонацией. Фай несколько долгих мгновений слушал норда, заворожено рассматривая его облик.
- Ворожеи заряжают камни душ? Чтобы создать новую ворожею? Принести в жертву человека? Но тогда зачем им коза?  Крестьянина все эти новости взволновали не на шутку. И тогда Фай упёр руки в бока и с показным воодушевлением предложил:
- Может, стоит разобраться с этими гадкими тварями?!
Затем он быстро окинул взглядом окрестности, будто прикидывая, в какой стороне гнездится пернатая старуха с козьим хлевом на подворье. И тут внимание оборотня привлекли посторонние звуки из-за деревьев. Судя по тому, что расслышал Фай, со стороны Фолкрита прямо по дороге двигались двое. И один из них, судя по голосу, был молодой женщиной. Можно было спутать его и с ребёнком, но интонация была уж слишком взрослой. Второй голос был слишком глухим, и его сложно было принять за человеческий. Но никакой опасности для оборотня он не таил. Потому Фай принял второго путника за данмера - эти меры были известны своими глухими скрипучими голосами.
Сделав подобные заключения, Фай не спешил делиться наблюдениями с собеседниками. Тем более, крестьянин выглядел так, будто и вовсе не слышал, что происходит там за деревьями. Эти путники могли пройти мимо, а могли так же присоединиться к выяснениям обстоятельств жизни прекрасной козы-чемпионки. У Фая уже возник некий план, но он не спешил им делиться, а решил подождать, кто же появится (или затаится) в ближайшем времени из-за кустов. А в зависимости от того, как это повлияет на сложившуюся ситуацию, альтмер решит, как ему быть с его планом.

+2

22

- Да нет уж, выле... - девушка шмыгнула в кусты, и растаяла там, только колыхнулись багульниковые белесые метелки. Атис ругнулся, поминая двуцветные подробности Вивековой анатомии, пытаясь сделать хотя бы шаг в кусты следом и поймать нахалку, но сапог тут же цепко ухватила болотная жижа - данмер едва успел шагнуть обратно на твердую кочку. Не иначе, девочка из учениц ворожей; не то чтобы Атис был против эндемичных проявлений местной культуры, но ворожеи были из тех проявлений, которые у свидетелей частенько заканчивались лишением важных частей тела и прорастанием вересковых шишечек под ребрами. - Эй, твоя ж коза - ты и разбиралась бы! - чуть покачивающийся лиловатый багульник, разумеется, помалкивал, а девушка будто в болото провалилась.
Данмер обреченно вздохнул и уверенным, широким шагом (насколько можно было так вышагивать в болотных зарослях, где непроверенная кочка тут же уйдет под воду вместе с ходоком) выбрался из зарослей на дорогу и деловито потопал, сбивая с сапог налипшую грязь.
- Я не подслушивал, - Атис старался держаться величественно, но растерянность, вызванная внезапным исчезновением девушки, и общей нелепостью ситуации, нет-нет да пыталась звякнуть в голосе фальшивыми нотками. - Вы шумите так, что вас скоро Предки услышат, да спустятся приструнить, - он машинально повторил старую эшлендскую поговорку, какой матери усмиряли расшалившихся детей - вроде, всеобщее наречие не исказило смысла. - А что вы сказали про ворожей?
Ситуация потихоньку встала на свои места, и, все Девять свидетелями, Атису совсем не нравился расклад.

Отредактировано Athis Sareth (2014-05-21 22:26:05)

+2

23

Оказалось, что не послышалось. Эрик уловил и шуршание кустов, и голоса двух субъектов направляющихся к ним, а точнее одного, второй поспешил скрыться в кустиках. Да они, собственно, так расшумелись в лесной чаще, что всю живность перепугали своим поведением. По голосам Эрик определил, хриплый мужской и тонкий женский голос. А после он услышал разговор про козу и ещё одна часть картины встала на своё место в его голове. Левая ладонь норда уже лежала на рукояти кинжала, скрытого от посторонних глаз в одежде и доспехах норда, на всякий случай. Профессиональная привычка быть всегда готовым вступить в бой работала безотказно, впрочем как всегда. Лук доставать слишком долго, да и демонстрировать свою агрессию не лучший тон для начала беседы. А вот метнуть нож, если противник нападёт, получится гораздо быстрее, да и эффективнее. Да и альмаер не внушал Эрику доверия, поэтому стоило в этой ситуации надеяться только на самого себя, потому что норд-фермер явно к бою не был подготовлен. Почувствовав напряжение своего хозяина, Пепел сделал пару шагов назад, у него тоже были свои боевые привычки. Таким образом в поле рения всадника были все участники данной встречи, а так же, хоть и небольшое, но пространство для манёвра скакуна.
На дорогу вышел данмер, тёмный эльф, не проявляющий агрессии, но пытающийся стоить из себя шашку на пустом месте своими речами и поведением. У Эрика сложилось впечатление о нём, как о выскочке и балаболе, но он не спешил делиться своими умозаключениями с кем либо. Вместо этого он пристально изучал взглядом самого данмера, уже в мыслях прикидывая дальнейший расклад, не забывая краем глаза следить за альтмером и чащей, прислушиваясь к каждому шороху как матрёрый зверь.

- Тебе бы стоило для начала представиться, прежде чем влезать в чужой разговор... - голос норда был сух и холоден, но с привкусом металла, предупреждающий незваного гостя.

Скорее всего та девица, что пряталась в кустах, была одной из прислужниц ворожей. На это указывает тот возглас данмера из леса про связь девушки и этой козы. А если так, то она скорее всего ведьма, а значит враг. А этот данмер был с ней, значит он тоже потенциальный враг. Хотя быть может его использовали в слепую, поэтому не стоит сейчас спешить с выводами, лишь наблюдать и быть готовым. Но если его использовали для того, что бы найти козу, то... возможно коза всего лишь приманка для будущей жертвы, опять же если теория норда о ворожеях верна, всё это предстояло выяснить и узнать.

+1

24

Госпожа успела вовремя скрыться, не забыв использовать фокус, которому обучила ее одна из старших сестер. Из тех сестер, что боялись остальные виды, проживающие в подгорьях. Но в случае бледнолицей девицы  откровений было куда больше, нежели могло показаться изначально. Про ворожей слышали, да, но слышали ли про своеобразную иерархию, которую старшие ведьмы поделили между собой, точно  торговки выгодные места на рынке. Итак, кусты неподалеку от границы болотистого подлеска упруго дрогнули, но больше не донеслось и звука единого.
Освальд одарил данмера изучающе-высокомерным взглядом, каким обычно встречают ребятишек, зацепившихся в попытке удрать, прихватив с соседского двора яблок, штанами. Затем норд сложил руки на груди, вернув при помощи капитуляции невидимого врага   уверенность в собственном незавидном положении. Коза, испуганная неожиданным появлением данмера и раскалившейся обстановкой, потянула хозяина в сторону с особой силой, из-за чего норд  чуть было не рухнул в грязь.
— Куда-куда?! — заорал он животному и покрепче сжал в кулаке веревку, чтобы после снова невозмутимо глядеть на присутствующих, настороженно приветствующих данмера.
— Ты с  ними заодно? — ткнув в фигуру, находящуюся еще на почтительном расстоянии, громко воскликнул Освальд.  — С этими чокнутыми бабами, да?! – в попытке заручиться  поддержкой у более сильных собеседников, мужчина закрутил головой и чуть отошел, как и все прочие.
— Они послали своих, чтобы выкрасть козу, ну точно же! — уверенно высказал предположение нынешний хозяин козы и  метнул недобрый взгляд в сторону причины беспорядка. Та не удостоила его и поворотом косматой головы. Ее глаза изучали подошедшего эльфа. Казалось, она видела его насквозь.
— Что же вы стоите? Надо бы его «того»! — добавил Освальд чуть тише. Он хотел придать голосу уверенности, однако вышло не так.
Что-то неожиданно изменилось. Под ногами задрожала земля, и перепуганный землевладелец уставился  в сторону, в которой еще недавно скрылся каджитский караван. На горизонте, где мерно рассыпалась утреннее марево, появилось несколько темных силуэтов. Вполне четких, чтобы не перепутать их с обезумевшими поутру призраками. Загвоздка была в том, что размеры этих неожиданных гостей совпадали с людьми у болотца, однако находились они на внушительном расстоянии, но сворачивать с намеченного пути не собирались.

0

25

Что характерно, норды сразу же окрысились на данмера. Вот странный народ. Данмеры - беженцы и против собственной воли уже две сотни лет (если Фай правильно помнил уроки истории отца) живут в Скайриме, в то время как альтмеры устроили погром в Имперском Городе и терроризируют добропорядочных служителей культа великого героя нордов Талоса. Однако серокожих да красноглазых меров норды по-прежнему не любят больше, чем высоких и желтокожих. Вероятно, сказывалась более глубокая история взаимоотношений нордов с ушлыми и опасными, как стая волков, данмерами, чем с безобидными на вид, как не от мира сего оленятками-альтмерами.
Фай прикинул, кем мог оказаться этот немолодой тёмный эльф в походном облачении определённо не-воина. Ноздри альтмера взволнованно дрогнули, когда он почувствовал отчётливый запах сочетания множества трав от одежды мера. Хотя крепкий весенний запах свежей сырой земли и отвлекал нюх оборотня, но ощущение, будто к ним навстречу вышла целая алхимическая лавка, завладело Фаем прочно.
Ему ещё никогда не приходилось лично встречаться с телваннийскими магами, и он мог только представить, чем эти типы могут пахнуть. Наверное, к запаху алхимической лавки у них ещё должен примешиваться какой-нибудь неприятный запашок смерти и грибов. Отец говорил, что они жили в гигантских грибах на востоке Вварденфелла, пока там ещё можно было жить.
«Будем надеяться, что этот данмер не имеет никакого отношения к Телванни, а иначе нам несдобровать,» - подумал Фай, и сразу же поспешил сам себя успокоить: - «Хотя вероятность встретить такую важную шишку посреди скайримской глуши равна сотой доли вероятности повстречать здесь ярла Элисиф.»
В общем, данмер показался Фаю не менее, а то и более опасным существом, чем норд на коне. Пожалуй, не зря эти ребята так всполошились.
- А что вы сказали про ворожей? – спросил данмер. Норд на коне отступил назад и упрекнул мера за то, что тот не представился. Фай глухо хмыкнул по этому поводу, раздумывая о том, стал бы он представляться двум мрачным нордам на лесной дороге, чьих имён и сам не знал.
- В здешних краях полно ворожей. Кажется, они замыслили обидеть доброго земледельца и подсунули ему свою ритуальную козу, - пояснил Фай, всем своим видом демонстрируя приветливое отношение к сородичу-меру. Он не до конца осознавал, зачем делает это при нордах. Возможно, для того, чтобы выяснить, на что способна вся подобравшаяся компания, и какую роль в происходящем играет скрывшаяся за болотными кустами молодая женщина.
- Что же вы стоите? Надо бы его «того»! -  тихо предложил фермер.
- А вдруг это маг? – прошептал довольно громко Фай в ответ. – Если мы нападём, он спалит нас в мгновение ока. Лучше не злить такого странного данмера.
И вдруг земля дрогнула, это застало Фая врасплох. Он вытянулся в струнку и тоже быстро глянул в сторону ушедшего каравана. Судя по ощущениям, это были великаны. Обычно они не забредают в лес, предпочитая обретаться на открытых пространствах. Всё это и смутило Фая ещё больше. Он плавно попятился и завалился за придорожный куст, желая как можно быстрее скрыться из поля зрения живых существ. С тем количеством стрел, что были у него с собой, надёжнее были вести бой из тайной засады.

+2

26

Атис даже обиделся, услышав их ожесточенное перешептывание. С ворожеями как раз было все просто. Барышня, по крайней мере, не пыталась его "того" - хотя, кто знает, что будет, когда они найдут козу, может, из вместе к алтарю привяжут и... именно что "того". Выросший среди таких же "ворожей", разве что без крыльев, но с ушами, Атис с разумным недоверием относился к местечковой экзотике. Особенно той, что профессионально вшивает шишечки вереска между выломанных ребер.
Впрочем, и без риска живительной вересковой эвтаназии положение Атиса становилось аховым; два норда мигом забыли про альтмера и обернулись к своему уже пару тысяч лет как природному врагу - то есть к вроде как безоружному (многие ошибочно принимали боевой посох за клюку) данмеру без доспехов.
Впрочем, альтмер, сначала потянувший носом, а потом проникшийся дружелюбием,  в отличие от фермера, прямо-таки вызывал симпатию. Атис прикинул, чем от него может таким пахнуть. Уж не лунным ли сахаром из обезболивающего, что пришлось заваривать артритной бабуле как-ее-там? Вроде на любителя кхаджитского сиропа долговязый лучник, желтый, как размоченный светлый изюм, не тянул. Что? А вдруг я маг? Угу, реинкарнация самого Сота Сила. СотаСилин, по аналогии с Неревар-НереварИн. Звучит как одно из этих новомодных хайрокских лекарств, какими бретонцы гоняют бретонскую, простите, болезнь. Хорошо, что я это не вслух.
- Мы знакомы, - данмер обернулся к рыжему норду, чья лошадка, презрев приличия и прочие условности человечьего общения, тут же потянулась зажевать вкусно пахнущий Атисов рукав. Наметанный глаз эшлендера быстро соединил несколько знакомых черт лица, что не изменяются со временем, в один известный образ. - Я - целитель Атис из Маркарта. А ты - Эрик, из-за которого в нам-обоим-известном-заведении вечно стоял дым коромыслом.
Он кивнул в сторону зарослей, из которых только что и выбрался, и элегантным движением сорвал прилипший репейник с рукава.
- Что до ворожей - за мной в городе увязалась милая барышня, которая разыскивает свою козу точно такую, как у вас, добрый вы человече, - легкий поклон в сторону крестьянина. - И да, я понятия не имею, зачем ей коза - барышня молчит как рыба, как только я пытаюсь что-то уточнить. Может, хоть вы меня просвети...
Бум. Бум. Бум.
Посох Атиса, выхваченный из креплений, с коротким "чвак" воткнулся в землю, направляемый умелой рукой.
Хотя в Пределе великанов не водилось - неудобно, что ни говори, лазать с мамонтами по горам - наметанный слух Атиса мог без труда отличить "бум-бум-бум" двемерского рабочего механизма от "бум-бум-бум" тяжкой походки живого существа.
- Походу, это к вам, - Атис сделал маааленький, незаметный шажок обратно к обочине, готовый, если что, отдать себя на милость Кинарет.
В смысле, спрятаться в кустах.

Отредактировано Athis Sareth (2014-04-16 21:26:41)

+2

27

Девица всё же каким-то образом скрылась в кустах, словно испарилась в воздухе, что лишний раз подтвердило выводы Эрика о том, что дело они имеют с ведьмами. Теперь это непреложный факт. Но для чего им коза, ради чего? Пока не ясно. Норд решил пока оставить эти рассуждения и присмотреться к данмеру, что вышел из кустиков. Черты его лица казались знакомыми, но он никак не мог вспомнить кто это. В своих странствиях он повидал много людей и меров, так что не удивительно, что некоторые персоны просто не отложились в памяти или же просто услужливо были отложены в дальний ящик его разумом, что бы не забивать голову лишними воспоминаниями. Но всё же данмер был знаком Эрику.
Альтмер тоже изучал своего собрата по рассе, втягивая носом запахи и принюхиваясь. Зря он так явно проявляет свою натуру. Будь тут хоть один боец "Серебряной руки" и возможно одним остроухим стало бы меньше. Однако именно эта натура симпатизировала Эрику, возможно потому, что сам чувствовал себя таким в душе, особенно в разгар сражений. Однако зачем он выложил первому встречному всю суть и сразу? То ли наивность и простодушие, что малохарактерно для альтмера, то ли хитрый замысел, что более присуще для этих остроухих. Слова фермера с предложение порешить гостя были лишены всякого смысла и логики, тут уж альтмер разумно поступил, объяснив тому на простом и понятном языке.
Пепел немного принюхался и хотел было потянуться к данмеру, но остановился сам, повинуясь выучке служить только своему хозяину. Это поведение жеребца явно говорило о том, что Эрик точно встречал этого субъекта. Но когда и где?

- Мы знакомы. Я - целитель Атис из Маркарта. А ты - Эрик, из-за которого в нам-обоим-известном-заведении вечно стоял дым коромыслом. - проговорил красноглазый и темнокожий мер.

Имя расставило всё на свои места, всплывший перед глазами образ Атиса, которого Эрик видел в Коллегии и сравнил с тем, что стоит сейчас перед ним. На губах появилась лёгкая улыбка. Молчаливо кивнув старому знакомому и прижав кулак правой руки к груди в области сердца, поприветствовал таким образом данмера.
Только спали все опасения, как пришла беда откуда не ждали. Появление великанов было как минимум неожиданным. Ведь они не ходят по лесам и дорогам, а обитают в степи. Задавать вопросы "Что они тут делают?" или "Какого даэдра тут происходит?"  было бы глупо. На лицо проделки ведьм. Осталось понять, что именно влечёт этих существ, но в то же время не хотелось и самим стать отбивной.

- Парни, а не пора ли нам в кустики? - предложил норд задумчиво философским голосом, считая количество прибывших особей и пытаясь выработать стратегию дальнейших действий, а после развернувшись лицом обратно к остальным произнёс - Схоронимся в кустах. Если они пройдут мимо последуем за ними и выясним куда топают эти переростки, если же они последуют за кем нибудь из нас, то я отвлеку их на себя, а вы сваливайте... Живей!

И без дальнейших разговоров, он повернул Пепла в заросли леса и дал шпоры, стараясь забраться в чащу подальше, но так, что бы было видно дорогу и в тоже время, что бы не сразу попасться великанам, если они последуют в чащу.

"Чуяло моё сердце, что мы на кануне грандиозного шухера..." - подумал Штирлиц в стиле Попандопулы Эрик

+1

28

Похоже, что для Освальда разница так и осталась делом закрытым. Маг — не маг, но коли этот несчастный решил помочь ворожеям, тем паче, обидеть его, доброго землепашца, у которого каждый медяк на счету, какой может быть вообще разговор! Он хотел выкрикнуть что-то еще нехорошее, ибо показательно скривился, намеренно подбоченился, но не успел. Сотрясающие землю шаги неожиданно прервали скромное рассуждение присутствующих об истинных намерениях ворожей.
Освальд уже знал, что это значит, а потому мгновенно побледнел точно мертвец. Впрочем, единое, как и накативший страх, предложение схорониться в окрестных зарослях, норда несколько отрезвило, но не успокоило. У него дрожали руки, а искривившийся рот тщетно пытался подобрать необходимые фразы, которые могли бы помочь случайным компаньонам…Ну, разве что, если оные не заходят разрешить проблему легко и непринужденно, как с неудачами справляются в душных камерах или во время торгового дня. Ножичком или перышком.
— Они не пройдут мимо! — вскинув руки к небу, простонал Освальд. Коза от неожиданного звука благоразумно попятилась, но жевать не перестала. Грядущая опасность ее не беспокоила.
— Они знают, где меня искать! — чувство исключительности, несвоевременно навалившееся на земледельца, обеспечило ему еще пару минут промедления. И, возможно, уединение с последними здравыми мыслями в этой жизни. И пока рассудок Освальда мерно вытекал через край, подгоняемый страхом, на тракте, ступая по болотистым впадинкам, как по мелким лужам, появились великаны.
Это были молодые особи. Во всяком случае, о том говорили их относительно скромные размеры, а также отсутствие трофеев в виде черепов троллей или каких иных тварей, которыми обычно хвастают старшие. Обычно спокойные, эти представители северной фауны, источали гнев. Такой, точно кому-то из более мелких созданий удалось безбожно перерезать их стадо. Конечно, они заметили и павшего на колени Освальда.
Один, что шел впереди, - а великанов было всего трое - взвесил в могучих руках дубину, похожую больше на ствол пятилетнего дерева. К ужасу, поверхность грозного оружия уже обагрилась кровью. На стесанном боку проступали и свежие остатки плоти, что владельца, собственно, не очень-то и смущало. Похоже, по пути сюда великаны успели повстречать кого-то и в порыве необъяснимой ярости растоптать и разорвать, точно ненужные щепки. Пока ведущий убийца видел лишь то, что больше всего раздражало его мизерное сознание. Не эпицентр, конечно, но от крохотного существа несло чем-то, что вселяло ужас в великанов. Монстр направился к норду. Неторопливо, впрочем, как и остальные, с опаской.
— Да я отдам ее вам! Да не нужна она мне! – с отчаянием приговаривал хозяин козы, выдвигая вперед себя наворованное.

Отредактировано Game Master (2014-04-23 12:54:04)

0

29

Лесные заросли в это время года не производили впечатления надёжной защиты. Оставалось только надеяться, что великаны с высоты своего роста и скудоумия, не будут столь внимательны, как прочие хищные животные. Ветерок уже донёс до Фая характерный запах свежей крови и разорванной плоти с грубого орудия нападения дикой твари, и сытый оборотень поморщился от отвращения. Великаны и сами-то обычно не благоухали цветами с императорской клумбы, но сейчас ошмётки сырого мяса своим запахом произвели на альтмера отталкивающий и устрашающий эффект. По хорошему, стоило и вовсе припустить через бурелом, напрямик домчавшись до ближайшего населённого пункта, где можно позвать на помощь с десяток местных, которые всяко лучше умели отпугивать от своих жилищ разбушевавшихся великанов. Но Фай растерялся и впал в ступор. Его руки сами достали оружие, положили стрелу на тетиву и натянули последнюю. Когда рядом с ухом характерно заскрипела натягиваемая жила, Фай очнулся, обнаружив себя уже метящим одному великану в глаз. Ему хотелось знать, что будет, если стрела всё-таки войдёт в эту естественную дырку в голове монстра. Может быть, неожиданная боль заставить его принять более миролюбивый настрой и убраться туда, откуда он явился?

В этот момент по плечу альтмера хлестнула сухая ветка, и мимо протопал мохнатый чёрный конь норда-в-доспехах, с треском унося своего хозяина глубже в чащу. Через несколько десятков метров там, правда, начинался крутой скалистый подъём, но и объехать его под прикрытием голых деревьев и бурелома не составляло труда.
Менее сообразительный, чем его вооружённый соплеменник, крестьянин так и остался стоять посреди дороги с козой и молить великанов о пощаде. Фай перевёл «прицел» в виде наконечника заряженной стрелы на Освальда, размышляя, что гуманнее будет сразу пристрелить бедолагу, оставить козу великанам и сделать то, что подсказывала Фаю его благоразумность – сбежать дальше в лес. Хотя там как раз могли объявиться ворожеи. Но они хотя бы не такие огромные. Их серое оперение позволит им надёжно замаскироваться среди серых после зимы веток, и они в считанные секунды изжарят юного альтмера, как и не бывало его в Нирне. Фай временно отбросил эту идею.

Мелко вдыхая через раз прохладный, полный запахов страха и сырой плоти воздух, Фай опустил лук и заметил, как к обочине, а значит и совсем близко к его укрытию подступил вышеозначенный данмер. В его компании вероятность отбиться от ворожей значительно повышалась. Или хотя бы они вместе придумают, как от них сбежать, если те встретятся им на пути бегства от великанов. Фай ещё раз оглянулся на крестьянина, любопытствуя, что же на самом деле произошло между ним, козой и великанами.

+1

30

Освальд повел себя... ну, Атис и раньше был невысокого мнения о нордских умственных способностях. Да во всем Тамриэле, наверное, не найдется человека, который не считает нордов туповатыми - кроме, может быть, самих нордов да толерантных к чужому интеллекту орсимеров. Но встать посреди дороги трех великанов с этой разнесчастной (бледная леди, если тебе все еще нужно животное - самое время его забрать) козой - это за гранью человеческой глупости. Хотя, может, стать паштетом было его тайной мечтой всей жизни, и кто такой был Атис, чтобы ему в этом мешать?
Надо сказать, остальные оказались куда сообразительнее: сразу шмыгнули в кусты. Эльф даже прутика не задел - шагнул и растворился в лесных сумерках, не хуже той ворожеи (может, в болото провалился? Шагнул - и нету). Эрик же и не попытался спрятаться - ломанулся на своем сизом коньке сквозь заросли, шумя как строй имперских щитоносцев, и оставляя за собой столь же широкую просеку из поломанных веток и прижатых к земле кустов. Прямо в болото, кстати, отметил про себя Атис и, мысленно пожелав Эрику не провалиться, бочком-бочком скрылся в ельнике, чуть не наступив на притаившегося там же альтмера.
- Лучше опусти лук, - прошипел он, аккуратно перехватывая руку с тетивой. - Великаны достаточно сообразительны - начнут искать, откуда прилетело.
Великаны - мирные создания, вообще-то, но в этот раз, похоже, кто-то их разозлил. Пнул мамонтенка, например. Или пытался стащить их вонючий мамонтовый сыр (Атис пробовал однажды в таверне; и эти люди говорят, что вяленая скрибятина - гадость!), из которого получается хорошее притирание для кожи, но отвратительная закуска. В любом случае, этот неудачник теперь мирно висел на дубине кишками наружу, а разгребать, похоже, придется... кому-то из них.

+1


Вы здесь » Sons of Skyrim » Сюжетные квесты » ...Она и так веселая!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC