Вверх страницы
Вниз страницы
ОЧЕРЕДНОСТЬ ПОСТОВ
Если вы оказались здесь, это значит, что пора писать пост в сюжетный квест.

Мертвые Души - Адерия Делани Дракон в небе - ГМ
Что посеешь, то и пожнешь - Ормхильд
Новости
Дорогие игроки и гости. Проект находится на стадии тотальной переделки и близится к переезду на новый адрес. Желающие помочь пишите в скайп - anderson_1394
Спасибо Вам за то, что вы с нами.

Sons of Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sons of Skyrim » Личные квесты » Долг целителя


Долг целителя

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Долг целителя

http://sd.uploads.ru/8pAqo.jpg

• кто: Liessa Xaar, Eric the Beast.
• где: Ривервуд.
• когда: Пятый день месяца руки дождя 201 года 4 эры.
• зачем: Что бы поднять общий уровень активности на форуме и ради удовольствия от самого процесса игры.


Ночной Ривервуд, моросит мелкий дождь и дует холодный скайримский ветер. В такую погоду и плохой хозяин на улицу не выйдет, что уж говорить о тех, кто предпочитает проводить поздние вечера и ночи в тёплом углу рядом с камином или в таверне с кружечкой доброго эля или мёда. Но что же может заставить людей выйти на улицу, покинув свой тёплый и уютный кров?

+1

2

В Ривервуд Льесса прибыла ещё вчера...
Хотя нет, пожалуй, "прибыла" - звучит слишком громко и не очень соответствует истине. В Ривервуд Льесса практически приползла, шатаясь под тяжестью сумок и оскальзываясь на размытой дождем дороге - размокшая земля и липкая красная глина испачкали сапоги и штанины так, что целительница замысловато ругалась, представляя, как сложно будет отмыться и отстирать всю эту грязь. Противная мелкая морось, естественно, тоже не добавляла страннице радости и когда впереди темным пятном замаячила бревенчатая стена, которой был обнесен поселок, данмерка не смогла сдержать облегченного вздоха. Добралась.
Сейчас, сидя в тепле... восхитительном, невероятном тепле, Льесса лениво потягивала травяной отвар из грубой кружки, вспоминая лицо Оргнара, когда она ввалилась в таверну "Спящий Великан" прошлым вечером, запнувшись о порог и едва не пропахав носом дощатый настил. Невозмутимый, обычно, трактирщик, мгновенно изменившись в лице, бросился к ней навстречу, подхватывая мерку под локоток, усаживая на ближайшую скамью и помогая снять тяжелые сумки. В Ривервуде Льессу знали - от поселка до Вайтрана, где данмерка работала под руководством своей наставницы, было два дня пешего пути, и девушка частенько останавливалась в таверне по пути в город или из него, помогая поселенцам. Самому Оргнару тоже как-то раз пришлось просить помощи данмерки в избавлении от желудочной хвори, поэтому сейчас  для дорогой гостьи мигом нашлась хорошая комната, чистая постель, бадья с подогретой водой - не эйдра весть что, но помыться можно, а на постирушки Оргнар ещё воды натаскает - что жалко что ли... И натаскал. И ужин с завтраком за счет заведения предложил. Льесса не отказывалась - норд не делал ей одолжения - он действовал искренне, от чистого сердца и, если уж на то пошло, данмерка заслуживала такого отношения. Всю ночь и весь день Льесса отсыпалась, чувствуя себя снежным троллем, залегшим в спячку, а вот сейчас, ближе к вечеру, выбралась в свет. Вышла на крыльцо, посмотрела на серую пелену дождя, размокшую ещё сильнее проселочную дорогу, мокрых кур, лениво роющихся в соре... и решила, что никуда не торопится. В крайнем случае, в путь можно двинуться завтра - попросит Оргнара разбудить её на рассвете - и в путь.
Сейчас же данмерка, как было сказано выше, наслаждалась травяным отваром из плодов снежноягодника с пряностями - терпким, кисло-сладким, согревающим нутро не хуже мёда или эля но, в отличие от последних, не туманящих разум. После сытного ужина - самое то.
В яме, выложенной кирпичами, весело трещал огонь, над которым побулькивал котелок с каким-то варевом - дразнящие ароматы заставляли постояльцев сглатывать голодную слюну - в "Спящем Великане" бывали не только приезжие - местные тоже были не прочь пропустить кружку меда и посудачить о последних новостях. Льессу, правда сказать, не тревожили - Оргнар заранее предупредил людей, чтобы не лезли к девчонке - она, мол, вчера приплелась - ну чисто драугр, разве что глаза не светятся, дайте ей оклематься.
И всё же, словам трактирщика вняли не все...
- Приветствую вас, сэра. Как же радостно видеть сестру-мерку в этом дивном трактире...
- Фендал! - Данмерка приветливо улыбнулась старому знакомому и подвинулась, освобождая место на скамье рядом с собой. - С каких это пор мы с тобой "на вы"?
- С давних, разве нет? Шучу-шучу. Я, вообще-то, шел сюда поглазеть на драугра, - босмер хитро подмигнул целительнице. - Говорят, вчера вечером тут объявился один такой: грязный, мокрый, и считает себя данмером... Ай!
Льесса мстительно хихикнула.
Месть драугра была страшна, - пробормотал охотник, потирая бок. - Эй! Перестань, о коварное создание! Если ты загрызешь меня до смерти, я не успею поделиться с тобой последними сплетнями. Тебе-то, конечно, наши дела не слишком-то интересны, знаю, но, думаю, ты можешь меня поздравить. Я сделал Камилле предложение и угадай-ка, что она сказала?
- Поздравляю, - искренне откликнулась Льесса, обнимая босмера. - Я очень за вас рада! Это так прекрасно, так замечательно! И Камилле передай мои поздравления!
- А может, ей ты их передашь лично, а?  Мы решили свадьбу справить в конце осени. Ты же придешь? Ну конечно, придешь!  Даже не вздумай отказываться!
- Не вздумаю, - счастливо улыбнулась данмерка. - Спасибо, Фендал!
Льесса почувствовала, как настроение поднялось на недосягаемую высоту - босмер был славным малым, а Камилла - сестра местного торговца - чудной девушкой: добросердечной и очень милой. Как же прекрасно, что эти двое нашли друг друга...
Допив отвар одним долгим глотком, данмерка поставила кружку на дубовый стол и умиротворенно прикрыла глаза. Чудесный вечер, просто чудесный...

Отредактировано Liessa Xaar (2014-09-30 10:04:24)

+2

3

По дороге со стороны Вайтрана в Ривервуд лёгкой рысью мчался чёрный конь, которого можно было и не заметить во тьме ночи при таком моросящем дожде, если бы он не направлялся прямо к воротам северной стены. На себе жеребец нёс всадника, который припал к его холке и едва-едва держался за луку седла и тяжело с хрипами дышал.
Эрик старался не потерять сознания, чтобы не выпасть из седла во время скачки, но туман в глазах становился всё сильнее, заволакивая его разум в пелену беспамятства, но отступала, когда острая боль в правом бедре вновь давала о себе знать. Проклятая стрела засела в ноге, и достать её не представлялось возможным самостоятельно...
"И надо же было так глупо попасть в засаду на дороге, ведь чуял же неладное, но всё равно пошёл через лес, а не по дороге..." - мысленно ругал себя норд, надеясь, что он всё же дотянет до Ривервуда, прежде чем ему придётся топать в Совнгард. Каждый норд мечтает после своей кончины оказаться там и вместе с прочими великими нордами пить свежий мёд, заедая сочным жареным мясом и биться ради развлечения, но не каждый спешит расстаться со своей жизнью на этой бренной земле. Эрик был из тех, кто цеплялся за жизнь всем, чем только мог, но это не значит, что он боялся смерти. Эрик не был трусом и всегда вступал в бой, когда это было нужно, бился отчаянно, не жалея ни себя, ни врагов. Но в этот раз ему не повезло, получив в бою два тяжёлых ранения, он едва смог уйти живым.
На привале, который он сделал в горах после того, как смог скрыться от лихих людей, чей промысел разбой и убийство, он смог оказать себе помощь. Рана на левом боку кровоточила, полученная от чекана, который таки сумел пробить пластины его ламелляра, вырвав их из доспеха, и глубоко полоснуть по телу как кинжалом. Эрик тогда удивился тому, с какой силой был нанесён этот удар. Ведь не каждый воин способен пробить доспех подобный этому. Что бы не умереть от потери крови, он зашил себе рану, перед этим выпив несколько бутылок нордского мёда залпом, что бы не чувствовать боли и хоть немного продезинфицировать организм, так же налив алкоголя на рану. Рыча и кусая палку, которую держал в зубах, норд после этого прижёг себе рану магическим огнём, создав его в своей руке.
Эрик не был целителем или лекарем, поэтому его самолечение в полевых условиях было далеко от идеала, но оно хоть как-то могло помочь ему. Если бок он как то подлатал себе, то вот стрелу он извлечь не смог. Всё дело в наконечнике, который имел шипы, они словно крюки подцепляли мышцы и рвали их, когда стрелу пытались вытянуть, оставляя рваную рану. Тут без опытного лекаря было не обойтись…
Когда конь почти доехал до таверны "Спящий великан", то всадник не удержался и повалился на размытую землю до состояния грязи землю из седла, у него не было больше сил. Это падение наблюдал поддатый завсегдатай таверны, Эмбри, сопровождая его пьяным кивком головы. Пьяница-норд  только недавно вышел проблеваться от излишне выпитого алкоголя, а тут такое зрелище. Шатающейся и неуверенной походкой он приблизился к недавнему всаднику, опускаясь к нему и хлестая по щекам громогласно рявкнул:
- Вставай, пьянь! –от Эрика явно сильно несло алкоголем, поэтому Эмбри наверняка и решил, что всадник просто пьян, поэтому и свалился, а если пьян, значит это хороший собутыльник и можно будит выпить за его счёт.
Однако все подобные мысли из головы пьяного норда вылетели, когда он увидел на своих руках розовую пену с губ Эрика, а после краткого осмотра тела он даже протрезвел.
- Ох-ёёё… - хрипло выдавил Эмбри, ошарашенный подобным, первые секунды он даже не знал, что делать, потом его посетила мысль просто обобрать раненого и отнести его подальше в кусты, но норд хоть и был пьяницей, но не был вором и поэтому отмёл дурацкую мысль в сторону.
-Ну ка… Давай… Давай… –приговаривал он, поднимая за грудки собрата и пытаясь положить его руку себе на плечо, при этом крехтя и ухая под тяжестью тела.
Ему повезло, что Эрик снял свои доспехи и повесил в седельный мешок, иначе его туша была бы гораздо тяжелее. Когда же дверь таверны была распахнута пинком ноги завсегдатай вместо своего традиционного «Эй! Кто со мной по одной?!» выкрикнул совсем непьяным голосом:
- Лекаря! Живо! –втаскивая в помещение на себе раненого наёмника, прибывающего в забытье сознания.

+2

4

- ...А ещё, Камилла решила сама испечь свадебный торт! Представляешь? Ты же знаешь, как она превосходно готовит,  но я и понятия не имел, что она возьмется за такое дело в одиночку...
- А-ага, - сонно протянула Льесса, сдерживая зевок - так или иначе, усталость давала о себе знать. Пожалуй, ничего дурного не случится, если она задержится в "Спящем Великане" ещё на денек - ей необходимо отоспаться как следует. Деньги есть - так что голодной не останется, да и в крайнем случае - Оргнар бы покормил её в долг и с собой бы снеди отсыпал, не слушая возражений. Хозяин таверны- добрая душа -  данмерке доверял и лекарка ни разу не обманула его доверия.
Вечер тек медленно, лениво. Льесса жмурясь смотрела на пляшущие в каминной яме языки пламени, краем уха слушая болтовню босмера. Эмбри - вечный завсегдатай "Спящего Великана", отставил кружку, видимо решив, что с него на сегодня хватит, и качающейся походкой направился к двери. Мерка неторопливо проводила его взглядом и снова вернулась к созерцанию огня и продумыванию своего дальнейшего маршрута. В Вайтране ей делать в принципе нечего - разве что пополнить запасы целительного зелья на всякий случай. Запас лишним не бывает. Ну ещё, ясное дело, заскочить к Наставнице Данике и Йенссену. А потом она, пожалуй, двинется... в Айварстед. Почему бы и нет? Пока не грянули холода, нужно обойти мелкие деревеньки и...
"И..." осталось недодуманным - в двери буквально вломился пьяница Эмбри, таща на спине чьё-то бесчувственное тело. Льесса вопросительно вскинула бровь, но прокомментировать увиденное не успела - забулдыга заорал совершенно трезвым голосом:
- Лекаря! Живо!
- Что, твой приятель упился до зеленых скампов не добравшись до таверны? - ехидно осведомился Фендал. Эмбри развернулся к нему, голова незнакомца, которого он тащил на себе, безвольно мотнулась и Льесса увидела розовую пену, выступившую на губах неизвестного.
Профессия целителя не только учит быстро реагировать на любые неожиданности, но и вырабатывает командный голос.
- Стол освободите! - Льесса, подавая пример, махнула рукой и деревянные тарелки покатились по полу, а Оргнар в очередной раз предусмотрительно порадовался, что сменил глиняную посуду на дерево - постояльцы в пьяных спорах повадились  было применять глиняные тарелки и кружки в качестве аргументов, пытаясь донести свою правоту непосредственно через крепкие черепа оппонентов.
Общими усилиями стол был освобожден, а бесчувственное тело, при ближнем рассмотрении оказавшееся молодым русоволосым нордом, сгружено на столешницу. Норд дышал, хрипло, с присвистом, но дышал и это уже безмерно порадовало Льессу. Умница Фендал сбегал в её комнату и притащил сумки, а Оргнар зажег свечи, вставленные в подсвечник, прикрепленный к толстой балке в аккурат над столом. Свечи он обычно зажигал редко - экономил, но сейчас хороший свет был жизненно необходим.
Данмерка немного поморгала, привыкая к свету и увидела, что правая штанина несчастного, пониже середины бедра, побурела от крови.
- Нож! - потребовала Льесса. Чья-то рука - может даже пьяницы Эмбри -  услужливо сунула данмерке кинжал, которым девушка разрезала штанину. Рана была нормальная, средней паршивости - наконечник стрелы с обломком древка застрял в мякоти бедра, но застрял не слишком глубоко и артерию, по счастью, не перебил, иначе в противном случае, перед Льессой лежал бы потенциальный клиент некромантов-отшельников.
Попытка вытащить стрелу, осторожно потянув за древко, не увенчалась успехом - стрела застряла.  Норд вздрогнул и данмерка с сожалением признала - простые пути не для неё. Надо резать. Дергать сильнее Льесса не рискнула - если стрела боевая - обломок древка выскочит, а железо останется в ране и тогда будет ещё хуже.
Руки, серебряный кинжал и древко стрелы подверглись тщательной обработке целебным зельем.  После, Льесса осторожно наклонила стрелу, стараясь повернуть её так, чтобы зазубренный наконечник находился как можно ближе к поверхности тела раненого. Фендал, вызвавшийся помочь, удерживал древко, пока данмерка делала продольный разрез, а после помог ей аккуратно извлечь стрелу. Рана была промыта чистой водой и тщательно смазана целебным зельем.  Наступила пора "штопки" или "художественного рукоделия".  Для начала, данмерка занялась иссечением раны: удалила все мертвые, загрязненные, окровавленные ткани, а уж после принялась за работу. Игла, изогнутая в форме руны "С" была смочена тем же целебным зельем - оно поможет ране - не слишком глубокой, но болезненной, рваной, затянуться быстрее. Если бы зелье у девушки было на исходе, тогда иглу пришлось бы прокалить но норду несказанно повезло - зелья у Льессы были. После каждого стежка целительница накладывала узлы, но не рану, а на здоровые участки кожи. Из уроков наставницы Даники данмерка знала, что нельзя ушивать рану наглухо, поэтому оставила десятую долю дюйма, для отхода гноя и омертвевших тканей. За наложением швов последовала перевязка, после которой девушка  облегченно выдохнула. Дело было сделано. Хотя...
Рубаху с норда снимали Эмбри с Оргнаром. Бедняга по прежнему был без сознания, а посему - ворочать его было делом нелегким. Рана на боку выглядела куда более опасной, но худо-бедно заштопанной.  Льесса хмыкнула, но решила пока ничего не предпринимать - только смазать шов и участок кожи вокруг раны всё тем же зельем, чтобы предотвратить возможное воспаление, да перевязать бок незнакомца.  После последней процедуры, раненого осторожно перенесли на тюфяк, снятый с одной из пустующих кроватей и постеленный недалеко от огня - скорее всего, когда норд придет в себя, ему будет нежарко.
Спать девушка, ясное дело, не пошла - попросила Оргнара выгнать из таверны тех, кому не хватило ума уйти самостоятельно и оставить ей свет. Воды - вымыть руки - хозяин принес ей сам, с тоской взирая на стол, покрытый кровавыми разводами - светлое дерево впитало кровь и теперь было "украшено" корявыми пятнами.
- Ну что, драугр с Ветреного Пика, ты так и будешь дежурить? - Фендал ласково погладил данмерку по плечу, бросая сочувственный взгляд на русого воина. Судя по всему, его обморок перешел в крепкий сон, что уже было весьма обнадеживающим знаком, но Льесса решила сидеть рядом с пациентом до победного. Когда он проснется - рядом должен быть лекарь. Вдруг ему станет хуже? Это данмерка и изложила охотнику и босмер, пожелав ей удачи, ушел - время-то было уже позднее...
Оргнар задул свечи, и в свою очередь отправился на боковую. Слушая его раскатистый храп, Льесса, тихо снедаемая завистью, кусала кончик языка, когда становилось совсем уж невмоготу. Пламя в открытой каминной яме, как назло гудело мерно, убаюкивающе, словно издевалось над девушкой. Данмерка терпеливо сидела и взгляд её бесцельно блуждал по закопченным бревнам, лавкам, столам, барной стойке, притаившейся в полутьме. Норд, раздетый до белья и укрытый теплым одеялом ворочался на тюфяке.
- А как хорошо начинался вечер, - безадресно сообщила Льесса в пространство, понизив голос до полушепота. - Дэйдра!
Дэйдра не отвечали - наверняка радостно хихикали, наблюдая за мучениями одной конкретной смертной. Данмерка снова скосила глаза на норда. Дышит. Живой. В свой Совнгард пока не собирается. Ну и слава Кинарет, и вообще всем, кто помог ему - дотянуть до Ривервуда, а ей - справиться с работой.

Отредактировано Liessa Xaar (2014-10-03 18:57:10)

+2

5

Обморок норда был настолько глубоким, что он даже не не чувствовал, что с ним делали обитатели таверны. А возможно дело было не только в обмороке, нордский мёд тоже сделал своё дело в качестве обезболивающего и анестезии. Пахло по началу от него действительно как от пьяницы, который "недоперепил", другими словами выпил больше чем смог, но меньше чем ему этого хотелось. Бесспорно, фактически все мужики любят выпить, по крайней мере норды этому греху склонны больше, чем представители других рас. Но Эрик хоть и любил выпить, но не злоупотреблял этим.
Норд иногда ворочался во сне после операции, глухо порыкивая и сжимая в левом кулаке край тюфяка как поводья своего коня, а правой ладонью блуждал подсознательно ища рукоять меча. Ему явно снилась битва в которой он недавно участвовал и где получил эти свежие раны. Иногда он напрягался всем телом в судорогах, но после этого с приглушённым стоном сразу расслаблялся, так как острая боль в ноге и боку давали о себе знать, при этом из раны на ноге слегка вытекали гной и сукровица. Зелье целительницы оказалось весьма действенным, по крайней мере Эрику оно сильно помогло. Не известно, сколько понадобится времени, что бы рана затянулось полностью и когда норд снова сможет взяться за ремесло наёмника. Но если бы не не данмерка, то этот срок был бы значительно дольше. Ему крупно повезло, что они встретились в Ривервуде на эту ночь.
От тепла очага раненого разморило сильнее и сон его так же стал крепче, в его состоянии это было нормальным. Кто-то мудрый сказал однажды:"Сон - лучшее лекарства для тела и для души" - наверное, он прав, потому что Эрик более менее успокоился, да и дыхание его стало более ровным. Единственное, что могло привлечь внимание, это судороги, которые время от времени проходили спазмами по телу норда, а так же едва заметная пена у рта. Может быть это организм так реагирует на своё состояние, а может и кто-то из недавних противников не брезговал использовать яд, покрывая им лезвие оружия или наконечник стрелы.
Отец Эрика был предусмотрителен, воспитывая из сына истинного норда, он так же привил ему иммунитет к некоторым ядам, впрочем многие так поступали. Принимая яд в малых дозах можно привыкнуть к нему и он будет уже не так опасен, как для других людей не подвергавших своё тело таким испытаниям. Да и сам Эрик во время охоты с отцом использовал яд морозного паука. Такой яд частично парализовал мышцы жертвы, заставляя их сокращаться и неметь, что самим морозным паукам давало возможность подобраться к жертве и добить её.
Руки норда расслабились больше не сжимая подстилку под собой и не рыская по ней в поисках оружия, с которым Эрик никогда не расставался. А ближе к середине ночи он проснулся. Веки его дрогнули, приоткрывшись. Взор был затуманен, он едва мог различить силуэты, да и к тому же голова неприятно болела, ныла в затылке и над бровными дугами.
"Тепло... Тепло это хорошо... Значит меня нашли..." - подумал про себя Эрик и пожалел о том, что напряг свои мозги размышлениями, потому что боль от этого усилилась, - "Только похмелья мне ещё не хватало..."
Мысленно он выругался и глухо замычал, слегка зажмурив веки.

+1

6

Кто-то видит цель и смысл жизни в военных походах, кто-то - в бережном хранении семейного очага,  кто-то - в разгульных пирушках. Суть Льессиной жизни заключалась в работе. Ещё в свою бытность нескладной девчонкой с вечно расцарапанными коленками, мерка знала, что пойдет по стопам наставницы и прилагала для этого все силы...
Пламя в каминной яме резко вспыхнуло, взметнулось, заполонив таверну жаркими янтарными лепестками, потянулось к лицу, дыша сухим горячим воздухом, взвыло оголодавшим оборотнем. Льесса вздрогнула, резко протерла глаза. Нет, огонь в камине горит по-прежнему ровно, чуть потрескивают поленья. Привиделось, не иначе. Девушка вздохнула, с наслаждением потянулась. Нет, всё-таки сидеть на скамье - лучше, чем на земляном полу, но кресло, конечно, было бы куда предпочтительнее. Кресло! Девушка чуть слышно фыркнула, словно в насмешку над собой - нет, дорогуша, ты не изнеженная кисейная барышня. Обойдешься из без подушечек с кружевами.
Дождь на улице разгулялся вовсю - аж слышно, как змейками струи шуршат по крыше и бьются в слюдяные стекла.  Целительница напряженно шевельнула острыми ушами. Что-то ведь вырвало её из задумчивости, правда?
Раненый на тюфяке шевельнулся и приоткрыл глаза. Льесса тут же встряхнулась и, соскочив со скамейки упала на колени перед ним. Норд глухо простонал, глядя на неё. Глядя но видя ли - вот вопрос? Взгляд раненого блуждал, скользил по Льессе, скамьям и столам, закопченному потолку, стенам, словно несчастный не понимал, что видит. Спустя несколько мгновений, воин прижмурил глаза и вновь застонал.
- Ну да, несладко, знаю, - Льесса деловито приподняла край одеяла, поправила повязку, положила прохладную ладонь на лоб незнакомца и продолжила говорить ворчливо-ласково. - А ты как думал, лихой воин? Дырок в тебе понаделали и ты наивно считал, что всё без последствий обойдется?  Увы. Без последствий - это у призраков только бывает. Ты в них мечом, а им - нипочем. Если меч, не зачарованный, конечно. Но, вынуждена тебя разочаровать... а может и порадовать - призраки боли не ощущают. Так что давай, борись, коль ты и вправду боец. Я свое дело сделала, теперь твой черед.
Конечно, Льесса могла бы делать свою работу и молча, но ещё обучаясь у Даники  она подметила одну такую штуку: если с раненым шутить, если болтать, если даже слегка поругать его за то, что был неосторожен в бою или на охоте - то он, обычно, быстрее забывает о боли. А вот жалеть и слезы лить, приговаривая: ах ты бедный, ах ты несчастный, что с тобой сотворили - нельзя ни в коем случае. Боль у пациента сильнее становится... или сильнее он её чувствовать начинает - Льесса не очень хорошо помнила. Знала только - что нельзя. Самое страшное, когда больной начинает сам себя жалеть, а хор лекарей ему подпевает. Быстро общими усилиями в могилу сведут, даже если снадобья целебные обладают чудодейственным эффектом и способны умирающего на ноги поставить.

Отредактировано Liessa Xaar (2014-10-19 13:42:28)

+1

7

Хоть боль в голове и была неприятной и ноющей, но вполне терпимой. Эрик моргал глазами, пытаясь сфокусировать своё зрение, постепенно у него это получалось. Силуэты стали принимать более-менее узнаваемые очертания. Потолок высокого здания, балки, свет очага под боком. Тепло очага было приятным, даже можно сказать ласкающим, на лице норда невольно проступила улыбка от этого, а потом он увидел над собой женский силуэт.
Хоть лицо девушки и выглядело размытым, но по её форма лица и густые чёрные локоны волос ясно давали понять, что она молода. Её кожа, при свете огня казалась почти белой, как снег на сколе глотки мира. Эрик бы точно принял эту девушку за человека, если бы не алые, глаза, напоминающие два сверкающих рубина, и небольшие острые ушки выглядывающие из-под двух косичек, что были на её висках.
Зрение Эрику постепенно возвращалось, мир наполнялся всё более чёткими деталями, хотя иногда мир прекрасен через немного мутную призму. В детстве Эрик любил лежать на ветке дерева, закрыв глаза и слушая звуки природы вокруг, рисовать себе в мыслях то, что вокруг. Получалось намного красивее, чем это было на самом деле в реальностях, а не в мечтах.
Потом она начала говорить, норд не разбирал слов, а просто слушал голос. Приятный девичий голос успокаивал душу и заставлял улыбаться немного шире.
Сейчас ему было хорошо, тепло и уютно, даже боль как то отошла на второй план и не беспокоила, лишь иногда тянуло раненый бок и ногу. Было даже состояние эйфории, когда кажется, что всё вокруг замечательно.
От дамерки пахло травами и зельями, значит она лекарка и раз она тут, рядом с ним, значит это она хлопотала над ним. Спасла его, ведь не известно, что было бы с ним, если бы ему не оказали помощь вовремя. Конечно, он бы всё равно карабкался и цеплялся за жизнь, как это было обычно и всегда с ним, когда полагаться можно только на себя, когда твоя собственная жизнь только в твоих руках. Эрик привык в каждом видеть потенциального противника, жизнь наёмника не делает человека лучше, но зато учит быть осторожным и предусмотрительным. На миг от этих мыслей улыбка норда стала слегка печальной, но они не испортили его общего настроения. Он ненадолго закрыл глаза, а потом посмотрел на лекарку и тихо прошептал ей ка смог:
- Спа...с..сибо - пришлось напрячь живот, что бы выдавить из себя слова благодарности, от чего боль кольнула его в раненый бок, отдавая пульсирующими и ноющими ощущениями в тело. Он поморщился от неприятной боли, но стерпел её. Оно того стоило, Эрик считал своим долгом поблагодарить девушку, пока что только на словах. Но он привык платить иначе: добром за добро, жизнью за жизнь.
Друзей у этого норда было не много и со многими он очень давно не виделся и не знал, живы ли они. В основном это были те, с кем он обучался в Коллегии Винтрехолда, но были и друзья и из наёмников.
Многие считают, что наёмники это продажные люди, которые как злокрысы готовы перегрызть глотку кому угодно за лакомый и желанный кусочек. Особенно так считают имперцы и талморовцы, которые измеряют жизнь материальными благами и удовлетворением своих желаний.
Норды другие... Здесь, в Скайриме, ценится честь, отвага, сталь духа и твёрдость характера... Но к сожалению и здесь хватает мерзавцев, которые решили поживиться за чужой счёт. Именно таких и истреблял Эрик, без жалости и милосердия, прогнивших изнутри, растоптавших в себе честь и убивших свою совесть. Их он ненавидел всем сердцем, которое наполняло его тело огнём ярости во время боя и превращает его во зверя...
Но те, кто помогают другим, которые тратят свою жизнь на помощь ближним, тем кто в ней нуждается, те для Эрика были светлыми. От таких людей всегда исходит тепло и свет их души, с ними приятно и легко общаться, разговаривать ни о чём. Особенно приятно самому заботиться о таких людях, дать им ощутить то, что ощущают другие от их тепла.
Под такие мысли норд вновь заснул, умиротворённо и спокойно, с улыбкой на губах, не характерной для того, кого зовут "Зверем".

+1

8

Льесса вздрогнула, когда услышала, как раненный глядя на неё с трудом прошептал:
- Спа...с..сибо .
- Тшш-ш-ш. Спасибо скажешь, когда снова встанешь на ноги, - в свою очередь шепнула данмерка, поправляя одеяло. Эта неожиданная благодарность растрогала её. Всякий раз, когда девушку благодарили те, что ещё вчера балансировали на тонкой грани между этим миром и тем, Льесса чувствовала радостное смущение, даже если не слышала слов благодарности - взгляд, порою, тоже говорит о многом. Всякий раз, когда ей не удавалось помочь - девушка искренне оплакивала ушедшего вместе с его семьёй или друзьями, а после - двигалась дальше. Теплая, немного грустная улыбка норда, его благодарность - всё это коснулось души целительницы и она мысленно в очередной раз горячо поблагодарила наставницу Данику за столь нужные в этой жизни умения. Взяв русого норда за руку,  она устроилась поудобнее на полу. Придется посидеть с ним до рассвета, чтобы чувствовал спокойствие и безопасность. Молодой воин устало закрыл глаза и вскоре спокойно спал, тихо улыбаясь во сне.
Спустя некоторое время Льесса бросила взгляд на окно - небо, кажется, начинало светлеть - или ей мерещится? Зевнув во весь рот, лекарка слегка поёжилась - бодрствовать ночами ей было не впервой, но всякий раз перед рассветом на данмерку нападал  легкий озноб, какой-то внутренний холод заставлял девушку передергивать плечами. Хотя, стоп! Почему это, внутренний? Похоже, и впрямь потянуло сквозняком!
Дверь таверны тихонько скрипнула. Льесса мгновенно повернула голову  ней, насторожила уши. Показалось? Нет. Дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы впустить в трактир невысокую худощавую фигуру. На миг данмерка вздрогнула и потянулась было к ножу на поясе... но пламя камина высветило лицо вошедшего и мерка успокоенно вздохнула.
- Фендал! - прошептала она, чтобы не разбудить раненого. - Ты что тут делаешь?
- Это тебе от Камиллы. Пирожки с мясом, - бросив мимолетный взгляд на раненого, босмер протянул девушке маленький узелок. Через тонкую ткань, данмерка ощутила тепло, а запах печеного, достигший её носа, был просто умопомрачителен. - Вчера на охоте я подстрелил оленя, а сегодня вот... да, уже сегодня, мы решили покормить одного драугра. - пояснил Фендал, весело подмигивая данмерке.
- Спасибо тебе, друг мой. Спасибо Камилле! - благодарно наклонила голову Льесса.
- Для тебя - всегда пожалуйста, - босмер отвесил целительнице шутовской поклон и устремил на норда взгляд любопытных черных глаз. - Ну как он?
- Справится! - уверенно откликнулась данмерка. - Думаю, к утру уже и есть попросит.
- Это хорошо.  А пока ждешь его пробуждения - сама поешь. Тебе тоже нелишне будет, - посоветовал охотник. -Ладно, пойду я. Уже светает, видишь? Если сегодня вернусь с охоты раньше - заскочу к тебе снова.
- Доброй охоты, - напутственно молвила Льесса закрывающейся двери и пододвинула узелок с пирожками чуть ближе к огню, чтобы гостинец не остывал слишком быстро.
А за окном уже вовсю полыхал рассвет.

Отредактировано Liessa Xaar (2014-11-01 11:40:12)

+1

9

- Скорее не есть попросит, а попить... -негромким голосом проговорил Эрик, когда дверь за Фендалом закрылась, унося за собой сквозняк. Хоть холодный скайримский ветер и был норду как прохладный морской бриз для имперца, но всё же он был не шибко приятен Эрику в его положении. Ему всегда были больше по душе тепло пламени, хотя грех жаловаться, ведь очаг таверны у него был прямо под боком. Тепло, хорошо, уютно... Но, как говорится, пора и честь знать, а то совесть уже начинает грызть изнутри вредным злокрысом. Ведь он не спал, пока меры разговаривали между собой, а лишь притворяясь спящим, просыпаясь окончательно ото сна.
Кряхтя как старый дед и с усмешкой над своим положением жмурясь от ноющих ощущений в боку и ноге, он осмотрел себя придирчиво критическим взглядом, приподнявшись на локтях, от чего его одеяло сползло до живота. Заштопали его судя по ощущениям качественно, хоть клеймо мастера ставь. Норд усмехулся, подавляя в себе хихиканье и прогоняя прочь ведения того, как лекарь ставит на больном своё клеймо после лечения, как кузнец на оружии.
- Ндааа... В попу раненый каджит далеко не убежит... -вынес стихотворный вердикт Эрик, позаимствовав эту шуточку как раз таки у знакомого каджита из наёмников.
С губ норда не слезала улыбка перемешанная с ироничной ухмылкой, настроение было хорошим, как никогда раньше. Наверное этому поспособствовал хороший сон после такой передряги. Однако остаточную дрёму окончательно прогнало из головы свежим воздухом и лучами приветливого солнца, а вот данмерке стоило бы поспать. По ней было видно, что она не смыкала свои рубиновые очи всю ночь напролёт. Эрик осмотрел её лицо ещё раз, смутно вспоминая своё недолгое пробуждение посреди ночи, прошептав уже тихим голосом, в котором звучали нотки благодарности.
- Спасибо ещё раз, я ваш должник... -  от усмешки не осталось и следа, лишь добрая улыбка на человеческом лице, - Простите, что доставил столько хлопот. Может вам стоит прилечь поспать?

Отредактировано Eric the Beast (2014-11-09 09:26:30)

+1

10

- Пить - это первый шаг к выздоровлению, - улыбнулась Льесса. - Смотря, конечно, что пить...  - многозначительно добавила она, весело подмигнув воину.
Подняться на ноги, сделать пару шагов, взять с барной стойки деревянный ковш и зачерпнуть им чистой воды из небольшой пузатой бочки, стоящей в углу, было делом одной минуты. Оргнар всегда держал бочку наполненной доверху - на всякий случай. Подать воды какому-нибудь служителю веры, который дал обет не потреблять спиртного, макнуть в бочку чересчур ретивого постояльца... В последнем случае, конечно, для питья её уже не использовали, но Льесса видела, как Оргнар вчера вечером набирал в бочку свежую воду, так что она была совершенно чистой.  Пара капель зелья исцеления была добавлена Льессой в воду по собственному почину: оно придаст колодезной воде приятный, чуть кисловатый привкус, и улучшит общее состояние пациента, заставит кровь быстрее бежать по жилам. Тем временем норд осмотрел себя и, судя по всему, остался доволен работой данмерки. Забавная присказка заставила девушку усмехнуться - надо будет запомнить и, в случае чего, развеселить ею другого больного.  Протянув ковшик раненому, данмерка снова опустилась на деревянный пол, по-аликрски скрестив ноги.
- Шрамы останутся, - с сожалением развела руками Льесса, встречаясь взглядом с исцеленным. - Я всё же не одна из Девяти или Шестнадцати и чудес, к сожалению, не творю.
- Спасибо ещё раз, я ваш должник...- тихо произнес воин, с признательностью глядя на целительницу и тепло улыбаясь ей. - Простите, что доставил столько хлопот. Может вам стоит прилечь поспать?
- Всё в порядке, - Льесса ласково и ободряюще коснулась руки норда. - Это моя работа и моя жизнь. Я рада, правда рада, что сумела помочь.
Немного подумав, данмерка подняла рубиновые глаза на воина:
- Поспать и впрямь было бы неплохо, но я разрешу себе это только тогда, когда смогу убедиться в том, что всё в порядке... ну, насколько может быть в порядке. Раны затянутся быстро, воспаления быть не должно, но кто знает, что может случиться в ближайшие день-два? Поступим так: сейчас я позволю себе отключиться на пару часов, а ты разбудишь меня, если вдруг станет нехорошо. Идет? И не вздумай терпеть - я знаю, что ты мужественный воитель, но пока не настанет время снимать швы, лучше будет, если ты будешь сообщать мне о любых...неприятных ощущениях.

Отредактировано Liessa Xaar (2014-11-09 09:52:58)

+1

11

Норд принял из рук девушки ковш с водой и жадно припал к нему губами, большими глотками насыщая свою жажду. Слегка кисловатый вкус был действительно приятным, явно данмерка добавила какое-то лекарство, поэтому Эрик и выпил всё до дна, вытирая свои усы и бороду от стекающей с губ воды.
Насколько Эрик знал, вода помогает организму быстрее справиться с хворью, так сказать промыть организм. Это он вычитал из книг библиотеки Коллегии Винтерхолда. Он был большим любителем что-нибудь почитать и поэтому большую часть времени проводил именно в библиотеки. Он наверное прочитал если не все книги, которые собрал почтенный Ураг гро-Шуб, то большую их часть к которой его допустили. Среди них были и книги по анатомии различных существ, поэтому сей норд кое-что знал о медицине, но сам ремеслом лекаря заняться не думал.
Слушая девушку, норд-воитель полусидел-полулежал, опираясь на локти, ибо просто лежать в одном положении ему было невмоготу, хотелось уже поскорее подняться и заняться чем нибудь, но лишь бы не сидеть без дела. Когда данмерка всё же согласилась поспать несколько часов, Эрик внёс встречное предложение.
- Может тогда лучше занять одну из комнат, а не ютиться посреди таверны? Думаю так будит лучше, ведь иначе это славное заведение будит пустовать без клиентов. А в комнате никто и никого не будит беспокоить и все будут довольны. Если что я заплачу за постой, деньги меня есть...
Тут Эрик вспомнил о своём верном скакуне, который и довёз на себе до этого города, на его седле в седельных мешках были и доспехи и все его вещи. О их сохранности норд не беспокоился. Пепел обучен не подпускать к себе чужаков, боевой конь мог и копытом заехать, если кто-то вздумает проверить содержимое мешков или посмотреть оружие.
- Надо бы моего коня отвезти в стоило, если он уже не там... Надеюсь он никого не покалечил?...

+1

12

- Логично, - согласно кивнула Льесса, мысленно удивляясь: и как сама не подумала предложить исцеленному занять комнату? Видимо, не ожидала, что он так быстро придет в себя - раны-то, по сути, были нешуточными. Впрочем, сильный тренированный организм справлялся с ними прекрасно - если норд вспомнил о коне, значит хотя бы ближайшие несколько часов горячка ему точно не грозит. Услышав слова воина о деньгах, данмерка досадливо мотнула головой.
- Ох, ну Оргнар только ещё денег с раненых не брал! Думаю, ночлег для тебя на этот раз будет свободным.
Хозяин "Спящего Великана", как раз покинувший свои личные апартаменты и протопавший к стойке, неопределенно хмыкнул, но явно возражать не стал. Надо сказать, Оргнар, как и любой хороший трактирщик, отнюдь не страдал излишней склонностью к благотворительности, но и лишнего с постояльцев и завсегдатаев не драл, за что и пользовался всеобщим уважением. В любом случае, в качестве своеобразного откупа, Льесса все равно собиралась оказать Оргнару парочку лекарских услуг при необходимости, а необходимость - такая уж штука - в любой момент возникнуть может. Это негласное соглашение между владельцем "Спящего Великана" и данмеркой, существовало уже пару лет, так что теперь насчет комнаты исцеленный мог быть совершенно спокоен. Кстати, о птичках.., вернее, боевых скакунах... Фендал и словом не обмолвился о лошади у трактира. Хотя, это вовсе не значит, что он ничего не видел - возможно, просто не счел нужным сообщить о звере целительнице. Льесса подхватила узелок-гостинец от босмера и поднялась на ноги.
- Конь, надо полагать, с характером? Конокрада к себе не подпустит? - поинтересовалась она. -  Впрочем, конокрады здесь давно повывелись, но осторожность не помешает. Говорят, какой-то ушлый проходимец даже жеребца из конюшен семьи Черный Вереск увёл.Так что...

+1

13

- Мой Пепел это боевой конь, никого не подпускает к себе кроме хозяина и того, кто с ним, так что с ним нужно поосторожнее. Но так он мирный скакун, не агрессивный.
Пояснил Эрик, находясь в таком же положении, опираясь на локти. Лежать и ничем не заниматься, разглядывая доски потолка - скука смертная. Ему хотелось что нибудь делать и иногда даже казалось, что он здоров как бык, но боль в боку и ноге возвращала к реалиям жизни, когда норд пытался пошевелиться нижними конечностями. Осматривая таверну беглым взглядом, "раненный каджит"  думал то том, чем бы ему заниматься на протяжении периода его состояния нестояния. Норд чисто физически испытывал потребность в каком либо занятии, как наркоман одержимый скумой.
В походах то скучать не приходится, всё время нужно быть на чеку и следить за окружающей местностью, концентрировать своё внимание на обязанностях наёмника. А на момент привали и костёр надо развести, и палатку поставить, если это остановка на ночь, а затем амуницией следовало заняться, но после того, как того как задал корма скакунам. В общем скучать не приходилось.
Да и те десять лет проведённые в стенах Коллегии Винтерхолда, тоже не были скучными. Золотые и весёлые годы юности норда прошли именно там, и он ни разу не пожалел о том, что отец отправил его обучаться туда. Сколько знаний он почерпнул из древних пергаментов и книг библиотеки, сколько стычек было между ним и Теслой...
Мысли об этой девушке омрачили настроение норда, он помотал головой стараясь поскорее избавиться от наваждений прошлого. Наконец-то Эрик нашёл себе занятие по душе. Заметив на одном из столов книгу, он обратился к данмерке со смущением, не желая беспокоить её лишний раз, но желание почитать была немного сильнее.
- Можно мне воооон ту книгу? -он кивнул головой вышеупомянутый стол, где и находился небольшой томик.

+1

14

- Вот это хорошо, - одобрила данмерка. Лошадей она любила, но ездить верхом не умела, а посему не имела дело с этими зверьми, предпочитая пешие походы или путешествия в повозках, следовательно, и особо близких знакомств с этими животными не водила, поэтому только в общих чертах представляла на что способен боевой конь, в отличие от покорной лошадки, везущей повозку.
- Книгу? Конечно же, - Льесса, выведенная из раздумий просьбой воина, кивнула и подав раненому вышеозначенный предмет. Судя по заголовку, норду в руки попал скандальный труд некоего Атала Сариса "Данмеры в Скайриме" - сатирическая монография, читая которую, норды и данмеры с хорошим чувством юмора, лишь усмехались.  Первые обычно относились к мерам терпимо, вторые - считали изложенное в книге странной шуткой - не более. Северяне с плохим чувством юмора, как правило, лезли в драку, а такие же меры - принимали лестные слова, написанные в книге в свой адрес и чрезвычайно важничали, что делало их довольно забавными.
От души понадеявшись на то, что чувство юмора у исцеленного окажется хорошим и он не бросится на неё с кулаками, молодая целительница решила немного передохнуть и попросив Оргнара разбудить её, если раненному что-то понадобится, вернулась в свою комнату. Не раздеваясь данмерка упала на зеленое шерстяное покрывало и уже через минуту крепко спала.

0

15

Когда данмерка ушла спать, Эрик спокойно раскрыл книгу прочитав, название "Данмеры в Скайриме", автор, судя по имени явно представитель именно этой расы. Норду раньше не попадались копии этой книги, поэтому данное произведение он читал впервые.
И первый же абзац облил всех нордов грязью и оскорблениями. "У вас, белокожих, желтушноволосых обезьян этой богами забытой мерзлой пустыни" - автор явно не питал любви к нордам и относился к тем представителям своей расы, которые считают, что их вид должен возвышаться над другими. Эрику это ясно дело не понравилось. Кому будит приятно подобное отношение. было обидно больше не за самого себя, а за то, что какой-то выскочка позволяет себе такие дерзости в отношении целого народа, который приютил данмеров в своих землях, после природной катастрофы в Морровинде. Однако не стоит винить всех данмеров в этом, только тех, кто выдвигает подобные речи. Например та же лекарка, которая недавно спасла жизнь Эрику, не являлась такой каким был автор данного произведения. Скорее она была полной противоположностью.
Последующие заявления по захвату Скайрима, изложенные в книге, вызвали у норда-воителя лишь ироничную усмешку. Атал Сарис явно раздувал из мухи слона:
"О да. Ваши обожаемые Пятьсот Соратников изгнали наших предков из Скайрима — в прошлом. Полюбуйтесь же на настоящее.
Удивления достойно то, с каким успехом мы поселились в Виндхельме. Район, ранее известный как Квартал снега, отныне сменил имя. Теперь он известен как Квартал серых — таковы реалии данмерской оккупации. Теперь этот район полностью занят моими соотечественниками — местные нам проиграли".

Захватили район? Скорее его им одолжили местные власти, для проживания, нежели они сами его захватили. А сравнение изгнания меров из Скайрима с проживанием данмеров в Виндхельме, могло лишь вызвать смех и сарказм в адрес надутого от "важности", как мыльный пузырь, автора.
Прочитав книгу, Эрик закрыл её и положил себе на ноги, предавшись размышлениям. Книга одновременно и приподняла настроение и огорчила норда. Было смешно читать данные строки, но в тоже время хотелось набить автору морду за такие слова. Если его не учили вежливости и манерам приличия в гостях, то их вбивают в голову кулаками. Интересно, жив ли автор? Норды - народ горячий, так что местные могли и пересчитать рёбра не слишком умному тёмному эльфу, а могли и переборщить, когда считали оные. Но больше навевало гнёт на душу воина другое. Ведь среди нордов тоже полно подобных высокомерных людей, которые мнят себя пупами мира. Те же Братья Бури орущие во всю глотку: "Скайрим для нордов!!!" - ни чем не лучше этого Атала Сариса. Если мер, каджит или аргонианин живёт в мире с прочими обитателями Скайрима, то зачем его гнобить и унижать? Другое дело те, кто не желают жить в мире с другими и выпячивают гордо грудь на пустом месте.
- В каждом стаде найдётся паршивая овца...- подвёл итог Эрик, прикрывая глаза, освобождая свой разум от лишних мыслей, наслаждаясь минутами покоя и блаженства. Тепло, уют и спокойствие - прекрасно. Ничего больше не надо. Даже раны не беспокоят, лишь немного горят теплом, но это явно от процесса заживления. Так что всё хорошо.

+1

16

Раньше дэйдра к Льессе относились терпимо - вернее, девушка ни разу не замечала вмешательства Шестнадцати в свою жизнь, но сегодня, похоже, Вермина решила обратить свой взор на лекарку - целительницу мучил кошмар.

- Возьми себя в руки, девочка. - Даника Свет Весны недовольно поморщилась.  - Ты знаешь, что ты должна сделать.
Льесса медленно кивнула и закрыла глаза.  Руки сами знали, что нужно делать, а смотреть на израненное тело наставницы девушка не могла. Плоть под руками распадалась хлопьями пепла, которые превращались в птиц - бескрылых птиц, бьющихся под пальцами. Фантасмагорические образы сменяли друг друга - данмерка бежала, чувствуя спиной мягкие прикосновения перьев? лапок?; карабкалась куда-то вверх, к стремительно сужающемуся лазу, за которым была безопасность, была...

Ох!
- Вот с кровати я падаю в первый раз, - усмехнулась Льесса, потирая бок и поднимаясь на ноги. Сколько же она проспала? Часа три-четыре, судя по всему. Кошмар за считанные секунды успел выветриться из памяти девушки, оставив лишь неприятный осадок.
Таверна, судя по шуму за дверью, постепенно заполнялась посетителями. Наскоро пригладив волосы пальцами, Льесса плеснула в лицо водой из ковшика, стоящего на столике возле стены - Оргнар принес, пока она спала - не иначе - и вышла в мир...

+1

17

Эрик провалялся так возле очага таверны наверное ещё часа два или немногим больше. Мысли его текли лениво, а время казалось шло мучительно медленно. Другими словами, это время он провёл бес толку, и это немного раздражало воителя. А если быть точнее, то его раздражало его нынешнее положение раненого. Спать уже не хотелось, а книга была уже прочитана, а иных способов убить время норд не знал. Вся его амуниция была на коне, а одежда лежала в стороне.
Тут в голову ему пришло, что его одежда, в которой он был, пришла ныне в негодность. Запёкшаяся кровь очень плохо отстирывается, да и рубаха и штаны были порваны. Легче приобрести новую одежду, чего ходить в заштопанной. Благо, что быт наёмника приучил норда носить с собой во седельных сумках несколько комплектов сменной одежды. Однако, Пепел не подпустит к себе никого без самого Эрика, так что это была большая проблема.
Солнце всё выше поднималось над землёй, согревая холодные скайримские земли. В Винтерхолде всегда зима, всегда снег и вьюга, та же самая история и в Виндхельме, и в Дансатре. Города и селения, расположенные южнее, не знали снежной участи, хотя ветры и доносили морозный холод по ранним утрам и поздним вечерам почти в каждый дом провинции. Хотя провинции ли уже? Можно ли считать города вставшие под знамя Ульфрика Буревестника отдельным государством? Или же всё таки это просто кучка бунтарей, коими их считают сторонники Империи? Философский вопрос, над которым всё же стоило порассуждать...
На стороне Ульфрика четыре города, а значит его поддерживает половина ярлов Скайрима. Скальд, ярл Данстара, открыто поддерживает Братьев Бури, можно сказать, что он фанатично предан Ульфрику. Иного мнения он не желает слышать,незыблемо убеждённый в своих принципах. Такие люди Ульфрику нужны, чем больше фанатизма в поддержке, тем более слепо верит народ своему правителю. Что касается Винтерхолда... То городом это уже назвать нельзя, от города ничего не осталось, так мелкое селение. А ярл скорее напоминает сельского Старосту, который ничего не делает для своего владение, а только онится о своих проблемах и былом величии Винтерхолда, обвиняя во всех бедах и несчастьях магов Коллегии. Рифтен, город лжи и воров, а местный ярл, Лайла Рука Закона, не имеет никакой власти в своём городе, лишь попусту занимает трон Рифтена и титул ярла. Вот такие люди находятся на стороне Ульфрика. Эрик считал себя патриотом своей родины, но вступать в ряды Братьев Бури он не желал, так же как и быть прихвастнем имперцев, которых тоже шибко недолюбливал.
Да, в Скайриме идёт война, которая больше похожа на охоту во тьме. Люди как волки грызут друг друга.
На деле же противник совсем в ином месте прячется... Талморовцам выгодна вся это собачья свора, которая ослабляет Империю. Явно без их мерзких высокомерных физиономий тут не обошлось...
В таверне тем временем скоро должны били появиться посетители, поэтому Оргнар, попросив одного из постояльцев помочь ему, решили перетащить раненого Эрика в одну из комнат. Ныне норд лежал уже не на лежанке возле огня, а на кровати, укрывшись одеялом и с новой книжкой в руках. На этот раз довольному воителю в руки попалась повесть о Красном Орле, книга так и называлась "Легенда о Красном Орле"...

+2

18

В палисаднике возле дома Гердур - немногословной суровой хозяйки лесопилки, уже четверть часа трубно мычала корова. Льесса мялась у ограды, не решаясь войти и не зная, как бы деликатно объяснить нордке, что она, во-первых, лекарь не звериный и вряд ли сумеет чем-нибудь помочь рогатой кормилице, а во-вторых - боится коров. Лохматые рогатые звери были, в целом, мирными и безобидными, иррациональный страх, испытываемый данмеркой, совершенно не поддавался логическому объяснению, а значит был глупой выдумкой на пустом месте...
- М-му-у! - угрожающе заявила корова, поворачивая к целительнице тяжелую лобастую голову.
Попытка победить страх позорно провалилась. Льесса вцепилась в плетеную ограду обеими руками, ясно давая понять, что сдвинуть её с места можно будет только вместе с переплетенными прутьями.
- Она доиться не дает, - заявила Гердур мягко, но настойчиво подталкивая данмерку плечом. - Ты уж взгляни. Деньгами не обижу, ты меня знаешь.
Еще несколько мгновений Льесса колебалась: позорно сбежать и навсегда остаться в памяти ривервудцев трусихой и невежей, или же все-таки рискнуть и подзаработать пару монет.
- А ещё у меня сапоги найдутся. - добавила Гердур, оценивающе глядя на обувку данмерки, ещё не просившую каши, но уже выглядящую не ахти. - Тебе, правда, великоваты будут, пожалуй, но если льняных обрывков в носок натолкать - сойдут. А так-то они хорошие, крепкие. Почти неношеные.
Почти неношеные сапоги оказались последней каплей, склонившей чашу весов в пользу болящей коровы. Льесса глубоко вздохнула, отлепилась от ограды и медленно двинулась навстречу судьбе.
Вопреки нерадужным ожиданиям целительницы, корова оказалась довольно флегматичной, вела себя вполне мирно - разве что пару раз приласкала Льессу хвостом в сосульках навоза - так это, по словам Гердур, мелочи. На вымени оказалась длинная, неглубокая, но воспалившаяся уже царапина, которую Льесса промыла теплой водой и смазала целебным зельем. Работа оказалась пустяковая, так что от пяти предложенных монет данмерка честно отказалась, а вот сапоги с пушистой меховой оторочкой - взяла. Запас, как говорится, карман не тянет.
Погода была на редкость хорошей и данмерке не слишком хотелось возвращаться в таверну, но следовало проведать раненого - на всякий случай, а также занести сапоги в комнату - в самом деле, не отправляться же на прогулку в обнимку с обувью? Насвистывая простенький мотивчик, Льесса двинулась к "Спящему великану".

Отредактировано Льесса (2018-06-11 09:35:14)

+1

19

Чтение книг всегда благотворно влияло на норда, это была его маленькая слабость в которой он себе не мог отказать. Книги он любил даже больше, чем ратное и кузнечное дело. Может быть, именно по этому он и стал магом, не подавляя в себе дар пироманта. Благо и отец Эрика относился к этому явлению с пониманием, находя в этом даже пользу. Он всегда говорил, что чтобы ковать оружие, кузнец должен понимать огонь как живую душу, а кто его поймёт лучше чем тот, в чьей душе и теле живёт огонь? А потому и относился к дару своего сына благосклонно.
Чтиво про великого воина и вождя Предела Фаолана было весьма интересным для норда. Погружаясь в давно минувшие века через строки страниц, он словно сам становился участником тех событий в своём воображении. Красный Орёл Предела действительно был настоящим героем своего времени и своего народа. Даже когда весь Предел склонился перед нашествием южных оккупантов, он не смирился с имперским игом. Его заслужено можно назвать патриотом, верному своему народу, несмотря на предательство и изгнание. Он не пожалел себя ради свободы жителей Предела, предпочтя склониться перед тёмной магией ворожей. И умер сей герой достойно, с мечом в руках на поле боя, повергнув врагов вспять.
Закрыв книгу, но положив меж страниц палец в качестве закладки, Эрик вновь погрузился в свои мысли  рассуждения по поводу восстания Братьев Бури. Ситуация похожая, но всё же иная. И имперци действуют не по своей воле, а в качестве псов Талмора, тут и к гадалке не ходи. Да и само восстание это очень даже на руку высокомерным мерам, зовущих себя высшими эльфами. Лицо норда исказила гримаса презрения и отвращения при мысли об этой мерзопакостной расе и он постарался переключить свои мысли на своих собратьев, собравшихся под синем Винхельма. Дело их, конечное правое, за свободу нужно биться до последней капли крови, до последнего удара сердца, до последнего вздоха. Но Эрику не давало покое ощущение, что вся эта война... искусственная, не настоящая. Словно всё, что происходило на территории Скайрима, было кукольным театром. Он не мог утверждать этого наверняка, но его чутьё говорило ему, что тут что-то не так, не всё так чисто и однозначно. А как оно на самом дела, да скамп его знает...
С тихим и долгим вздохом норд вновь погрузился в чтение и нашёл для себя кое что интересное, что приковало его внимание как искателя приключений и мага-исследователя.
"Его отнесли в приготовленное для него место — гробницу, скрытую в глубине скалы. Из последних сил он вручил свой меч своему народу и дал клятву: они должны продолжить борьбу и, когда Предел снова станет свободным, возвратить его клинок — и тогда Красный Орёл восстанет и вновь будет ими предводительствовать.
Вот, что получил его народ: его жизнь, его мечту, его меч. Но когда каждый долг будет оплачен кровью, сие к нему возвратится."

- Его жизнь... его мечту... его меч... сие вернётся к нему.... - проговорил норд делая паузы между словами, перечитывая строки снова и снова - ....когда Предел снова станет свободным, возвратить его клинок — и тогда Красный Орёл восстанет и вновь будет ими предводительствовать... Любопытно, весьма и весьма...

Отредактировано Eric the Beast (2018-07-23 09:52:40)

+1

20

Скрипнула дверь, и в таверну, вместе с Льессой, ворвался ветер - неожиданно сильный и прохладный для солнечной погоды за окошком. Впрочем, солнечной-то солнечной, да до поры, до времени - пушистые облачка на горизонте обещали к вечеру превратиться во вполне внушительные тучи. Данмерка прикрыла дверь свободной от награды рукой и двинулась к себе. Проходя мимо норда, она приостановилась.
- Как дела? - поинтересовалась она.  - Как себя чувствуешь?
В ожидании ответа, она окинула воина цепким, профессиональным взглядом, подмечая мельчайшие нюансы: цвет лица, из землисто-серого, стал уже вполне нормальным,  книга, в отличие от прошлой, похоже действительно увлекала, а не служила одним лишь средством отвлечения ума от телесной боли. Конечно, Льесса, как и любой целитель, крайне не рекомендовала бы молодому воину сей же час взлетать в седло и скакать навстречу новым приключениям, но, денька через три-четыре... Зелья у данмерки всегда были качественным, первосортными, да и крепкий молодой организм норда не собирался сдаваться.
- Мы ведь, кстати, так толком и не познакомились, - добавила она, чуть погодя. - Я - Льесса. По призванию - лекарка, ну да это, думаю и так понятно. Нередко брожу по Скайриму, в основном стараясь не отдаляться от крупных городов, но чаще всего обретаюсь в окрестностях Вайтрана, поскольку выросла и выучилась своему искусству именно в этом славном городе.
Заметив, как Оргнар за стойкой навострил уши, девушка усмехнулась. Не то, чтобы хозяин таверны и впрямь заинтересовался её словами, но... Привычка трактирщика была профессиональной. Именно таверны издревле были источниками свежих новостей, слухов и сплетен, и хотя история Льессы была прекрасно известна всем - что в Вайтране, что в близлежащих деревушках, Оргнар не мог не прислушаться - вдруг узнает что-то новое и неожиданное? Увидев лукавую улыбку данмерки, трактирщик встряхнулся, мотнул головой, невольно досадуя на себя.
- На самом деле, конечно, куда меня только не заносило, - продолжила она. - И в Маркарте побывать довелось, и в Виндхельме, и в Фолкрите. Разве что Винтерхолд ни разу пока не видела, но полагаю, всё ещё впереди. Лечить мне тоже доводилось разных разумных - каджитов, аргониан, меров, людей, так что опыт, какой-никакой, но имеется. Так... Что же ещё я могу сказать? Да вроде и всё. Жизнь у меня простая, но скучать не приходится.
Признаться, говоря про "какой-никакой опыт", Льесса поскромничала. С Даникой ей, конечно, было пока не сравниться в мастерстве определения болезней по беглому взгляду на пациента, но вот исцелять боевые раны данмерке приходилось не в пример чаще, чем наставнице. Путники, попадавшиеся ей вдали от крупных городов, редко страдали подагрой или атаксией, обычно, врачевать приходилось укусы диких зверей и раны от разбойничьих стрел и клинков. Дикие земли Скайрима, как ни крути, всё же не самые безопасные места для пеших прогулок. Что ж... Не самая худшая специализация для бродячего лекаря.
- А ты кто будешь? - поинтересовалась Льесса и, бросив мимолетный взгляд на Оргнара, добавила: - Если не желаешь рассказывать, просто имя назови. Или кличку...
Последняя фраза была вызвана запоздалой мыслью - а что, если норд не пожелает представляться истинным именем. Как никак, времена нынче неспокойные, трудные. Быть может, во всеуслышание называть данное при рождении имя воину не с руки? Ведь подстрелил же его кто-то по пути сюда. Вдруг, на него идёт охота? А если даже и нет - опять же времена неспокойные. Многие честные люди и меры предпочитают скрывать имена, а то и лица, пусть даже и не водится за ними никакой вины. Лишний раз промолчишь, лишний раз надвинешь капюшон, укрываясь от любопытных глаз - целее будешь.

Отредактировано Льесса (2018-07-18 13:53:24)

+1

21

Голос молодой данмерки отвлёк норда от чтива и его размышлений, он быстро поднял взгляд, словно его застали за чем-то непристойным. Хотя правильнее было бы сказать, что ему не стоило бы читать в его положении, но в этом норд себе отказать просто не мог. Слишком велика была тяга к знаниям, тщательно скрываемая первым впечатлением об этом северянине, который мало чем отличался от своих сородичей по внешнему виду. Отложив книгу на прикроватную тумбочку, Эрик всецело уделил внимание целительнице, добродушно слегка улыбнувшись ей.
- Как дела? Как себя чувствуешь? – спросила юная целительница, тут же приступая к зрительному осмотру пациента. Оценивающий взгляд алых глаз данмерки был цепким и внимательным, что норд сразу приметил, видно было, что у неё очень богатый опыт. В своём юном возрасте она уже очень многое умела насколько мог заметить северный воитель. И да, эльфийка была именно юной, это было видно по её характеру и манерам, в них ещё не закрались старческие привычки, а глаза горели живым азартом молодости. Однако, насколько юна девушка Эрик с точностью сказать не мог, слишком уж долог век меров по сравнению с веком людским.
- Благодарю, чувствую себя гораздо лучше, всё благодаря вашим стараниям, - ответил норд ровням и спокойным голосом всё так же с лёгкой улыбкой, слегка даже кивнув голов в благодарность за своё спасение. Несмотря на то, что девушка тут же перешла в общении на «ты» Эрик предпочитал держаться в официально вежливой манеры речи, обращаясь в целительнице на «вы». Для норда это было не типично, ведь манера речи северян была более проста и груба, без церемоний. Это выдавало в Эрике не просто воителя, а представителя интеллигенции, способного и светскую беседу поддержать. Не удивительно, что он так любит читать книги.
- Мы ведь, кстати, так толком и не познакомились. Я - Льесса. - добавила она, чуть погодя и норд превратился внимательного и заинтересованного слушателя. Ему действительно было интересно узнать о этой девушке по больше, тем более что она и сама была не прочь побеседовать и рассказать о себе. Говорила она весьма открыто, хотя и кратко, по существу, не вдаваясь в особые подробности, но при этом выделяя главное. Услышав, что девушка обучалась искусству лекаря в Вайтране, Эрик тут же догадался, что перед ним с большой долей вероятности  стоит ученица Даники, служительницы в храме Кинарет. Тогда не удивительно откуда у Льессы такой опыт, Эрику доподлинно знал,  что через этот храм прошло очень много раненых воинов в гражданской войне. Храм превратился скорее в госпиталь, чем в обитель для служения. Хотя именно такое служение богам через помощь ближним было куда праведнее и угоднее тем же богам, чем толкание хвалебных речей проповедником на городской площади. И такие девушки, как Льесса, странствующие по стране и поднимающие на ноги больных и страждущих, помогают не только телу выздороветь, но дают людям веру в таких вот простых целителей, служителей Кинарет, а значит и веру в саму богиню. Хотя данмерка не была похожа на служительницу божества.
- А ты кто будешь? Если не желаешь рассказывать, просто имя назови. Или кличку... – озираясь на хозяина таверны спросила украдкой целительница, видимо беспокоясь за личность своего подопечного, но норд поспешил успокоить её волнение, улыбнувшись немного шире и начав речь о самом себе.
- Моё имя Эрик по прозвищу «Зверь». В этом никакой тайны или секрета нет, я не скрываю своей личности.  Моё ремесло – воинское искусство, которое я продаю за звонкую монету. Наёмник, проще говоря, и искатель приключений на свои филейные части тела, – ответил норд, рассмеявшись тихо над своим положением и растянув улыбку шире, для него это ранение было обыденным делом и он не зацикливался на этом, сколько их было и сколько ещё будет впереди. -  В основном меня нанимают торговцы для сопровождения и защиты караванов или исследователи двемерских руин, не редко и как охотника за головами. Так что куда меня только не заносило. Многие предпочитают оседлую жизнь, но моя жизнь проходит в постоянных скитаниях… Думал, доберусь до Вайтрана без особых приключений, но вот на засаду нарвался. Пришлось повернуть коня сюда, в Ривервуд, в надежде, что кто-нибудь сможет помочь. По счастью, тут оказались вы, и вот я здесь, лежу с заштопанной ногой, челюсть рядом, нос в кармане, притворяюсь будто мне очень больно.

Отредактировано Eric the Beast (2018-07-30 01:08:37)

+1

22

Последняя фраза норда заставила Льессу рассмеяться.
- Чтож, Эрик Зверь, будем знакомы, - кивнула она. - Кстати, я ни должность главного целителя не заслужила, ни Архимага, так что можешь обращаться ко мне попросту.  Важничать мне ещё не пристало. Вот как проживу ещё лет девяносто, как обзаведусь профессиональной сутулостью и профессиональной ворчливостью, вот когда стану требовать обращаться ко мне "мэтр Льесса", тогда уж... Кстати, Эрик Зверь, есть одна незадача...
Льесса опустила сапоги на пол и развела руками, явно сожалея о новости, которую собиралась сказать.
- Запас исцеляющих зелий у меня был совсем небольшим и в настоящий момент он, увы, иссяк окончательно. Так что придётся ставить тебя на ноги подручными средствами. А, и вот ещё что - есть новость получше: за своего боевого коня можешь не беспокоиться. Отвязывать и вести в стойло его, конечно, никто не рискнул, но корм задали и напоить-напоили - Оргнар позаботился. Всё честь по чести.
Завершив сию тираду, данмерка покосилась на очаг. Обычно, Оргнар днем гасил огонь в очаге, чтобы не тратить дрова, но сегодня, видимо решил, что трескучее пламя должно как следует прогреть таверну. Это было Льессе на руку. Подхватив сапоги, она кивнула норду и на несколько минут скрылась в отведенной ею комнате. Вскоре она вернулась - без обуви, но зано с дорожным мешком, завязки которого вскоре были развязаны и на свет появилось то, что добропорядочные люди и меры, не замышлявшие отравить ближних своих, не собирали, не срывали и старались даже не покупать. Правда, большинство из них, знали только о малополезных свойствах этих даров природы. Данмерке же было известно ещё кое-что.
Нагрев воды в котелке и сняв его с огня, Льесса посмотрела на палитру доступных ей ингредиентов. Почти все они были ядовиты в большей или меньшей степени, но, взятые в определенных количествах и в определенном сочетании, могли всё же исцелить, а не угробить пациента. Задумчиво вертя в пальцах сушеный бесовский гриб, Льесса старательно вспоминала уроки Даники. Спустя минуту, из дорожного мешка появилась сшивка пергаментных листов - конспект свойств любых ингредиентов, тщательно составляемый и пополняемый юной лекаркой. Бесовский гриб отправился в ступку - как и всякий уважающий себя трактирщик, Оргнар поставил в своем заведении бесплатный алхимический стол. Единственным обязательством, которое брал на себя всякий, кто желал воспользоваться оным, была уборка за собой после экспериментов или приготовления зелий.
Тщательно растерев гриб в поблёскивающий сероватый порошок, данмерка пересыпала его в небольшую глиняную мисочку и залила горячей водой. Настало время измельчённого чертополоха - он должен был нейтрализовать действие грибного яда и, заодно придать сил ценителям тяжелой брони, облегчив её ношение. Немного поразмыслив, данмерка добавила пару соцветий желтого горноцвета, на всякий случай. Он славился своей способностью обезвреживать большинство органических ядов и Льесса, хотя и была уверена в чертополохе, всё же решила подстраховаться. На всякий случай. Кто знает, как отреагирует ослабленный ранами организм. К тому же, пыльца горноцвета придавала зельям освежающий кисловатый привкус.
- Императорский мох, - бормотала Льесса, хватаясь то за ступку с пестиком, то за котелок. - Вроде бы всё что нужно - есть...
Котелок был снова водружен на огонь, зелье - доведено до кипения, а после - аккуратно сцежено в глиняную чашку.
- Сейчас немного остынет - и можно будет пить, - улыбнулась Льесса пациенту.

Отредактировано Льесса (2018-08-13 14:39:37)

+1

23

Вести о том, что его Пепел в полном порядке и о нём позаботились успокоили душу норда, хотя он и без того знал, что с его резвым скакуном вряд ли, что может случится. Всадники всегда относились к своим коням по особенному, для них это был не просто конь, не транспорт для передвижения, а боевой товарищ, друг, которому доверяешь даже больше чем любому другому человеку. Как говорит древняя пословица: у воина только два друга - меч и конь. Поэтому Эрик даже облегчённо вздохнул, когда услышал эти хорошие новости. Пепел сытый и напоённый, волноваться не о чем.
А вот вести о том, что целительница при себе готовых зелий не имеет, а потому будет готовить из имеющихся ингредиентов даже воодушевила норда, хоть виду он этому и не подал, только глаза северянина блеснули азартным интересом. Натура мага и книгочея давала о себе знать. Он хотело было сказать по привычке, что при себе имеет зелья исцеления, но оборвал себя, вспомнив, что последнее зелье он истратил ещё до стычки с разбойниками. Потому-то ему пришлось штопать себя в полевых условиях и прижигать рану на боку. И теперь он с пронзительно внимательным взором наблюдал за демонстрацией приготовления отвара, который должен был помочь ему встать на ноги.
Эрик хоть и был большим любителем книг и магии, но в алхимии разбирался плохо, так как в основном он изучал боевые заклинания и их структуру. Хоть ему и не давались чары других школ и стихий, кроме как заклинания огонь, норд весьма хорошо был подкован в их теории. Теперь же ему подвернулся случай воочию увидеть работу алхимика и любопытный норд не собирался упускать возможности познать для себя что-то новое. Однако увиденное немного даже ошарашило северянина. Толчёный бесовский гриб? Насколько Эрик знал, он весьма ядовит и от него больше вреда чем пользы, потому его частенько используют в качестве отравы в пище. Парализуя тело он мучительно и долго убивал жертву отравления, сколько народу умерло от этого. Хотя целительнице виднее, что использовать, как говорил один знакомый врачеватель Эрика: "Яд в малых дозах есть лекарство, в тоже время как лекарство в больших дозах может стать губительнее яда". Следом за грибом последовали измельчённые веточки чертополоха, их действия Эрик не знал, но слышал что его использовали для противоядий, хотя это и не точно. Но если это так, что похоже что Льесса этим растением собиралась обезвредить яд гриба, так как чертополоха она добавила куда больше, а вместе с ним последовали какой-то мох и цветки жёлтого цвета, если норду не изменяла память, то горноцвета. Об их свойствах Эрик ничего не знал и не слышал, а потому решил даже не гадать, какие свойства они дадут отвару.
Главным было то, что это зелье поможет ему, в этом он был уверен. Чутьё норда, одна из причин его прозвища, подсказывало, что Льессе можно доверять, тем более она столько сделала для его спасения, даже не зная о нём ничего, просто исполняя свой долг целителя. Для себя он решил, что отдаст долг эльфийки с полна, не в его правилах не платить по счетам. Как минимум он уже запланировал купить ей столько ингридиентов за свой счёт, сколько она захочет.
- Сейчас немного остынет - и можно будет пить, - улыбнулась Льесса своему пациенту так внимательно следившему за её алхимическими опытами.
- Хорошо, - сдержанно кивнул северянин и немного погодя задал вопрос, - Скажите, а ваш путь лежит случайно не в Вайтран? Я так понимаю, раз травки и отвары ваши заканчиваются, то скоро потребуется пополнить их запас, а из ближайших поселений сделать большую закупку можно только в "Котелке Аркадии", местный торговец за свои товары три шкуры сдерёт...

+1

24

Данмерка, принявшаяся было протирать алхимический стол, смахнула тряпкой несколько сухих лепестков чертополоха и обернулась.
- Да, я и впрямь думала о том, чтобы заглянуть в Вайтран. Пополнить запасы мне действительно не помешает: пусть ингредиенты и растут на землях Скайрима в изобилии, но их, во-первых, вначале нужно отыскать, во-вторых - приготовить, а  подходящие условия для создания какого бы то ни было эликсира найти можно далеко не везде. В моей практике нередки случаи, когда готовое зелье, оказавшееся под рукой в нужный момент, спасало жизни. А вот его отсутствие...
Льесса выдержала многозначительную паузу, предоставляя собеседнику возможность самому догадаться о печальных последствиях похудения сумы странствующего лекаря.
- К тому же, будет нелишне кое с кем повидаться в городе, - задумчиво добавила она. - Но... Я так понимаю, интерес был не праздным?..
В ожидании ответа, целительница вернулась к работе, сполоснула ступку и пестик, выплеснула остатки воды в огонь. За ними, после недолгого размышления, последовало и густое содержимое котелка, не употребляемое в пищу. Пламя недовольно зашипело, почти сразу же по таверне поплыл приятный густой травяной запах, от которого слегка кружилась голова.
- Это не опасно, - на всякий случай заметила Льесса - громко, так, чтобы Оргнар за стойкой тоже её услышал. - Просто немного варёной травы. Запах, конечно сильный, но я сейчас приоткрою дверь и его унесет ветром.
Слова у данмерки, обычно, не расходились с делом. Скрипнула дверь таверны и ветерок, влетевший в зал, подхватил травяное облако. Сразу стало легче дышать.
- Так...
Целительница шагнула к столу, на котором, несколькими минутами ранее, оставила кружку с отваром.
- Похоже он остыл, - бодро заявла она. - Кстати, не пугайся, когда будешь пить - он не обжигающе горячий, а лишь умеренно тёплый. Зелье будет казаться кипятком примерно по той же причине, по которой рот обжигает перечная настойка. Это из-за гриба - он довольно-таки горький, но горечь эта многим кажется даже приятной. Да и послевкусия не останется, так что своеобразные ощущения будут недолгими. Советую пить быстро, но небольшими глотками.
Данмерка протянула кружку воину и, дождавшись, пока он примет её, целительница вернулась к своей сумке и тщательно уложила в неё сшитые в своеобразную книгу пергаментные листы и несколько других ингредиентов, которые ей не пригодились. Закончив с этим, она затянула завязки, привычно осмотрела суму, проверяя её на предмет нежелательных отверстий. Старые заплаты держались крепко, новых дырок не появилось - ткань была добротная, крепкая и с честью выдерживала все невзгоды бродячей жизни хозяйки сумы. Что же. Льесса вполне могла считать месяц удачным. Она жива, здорова, получила новую обувь, скоро сможет увидеться с наставницей Даникой и пополнить запасы алхимических средств, а потом... лето можно будет провести в Солитьюде.  К середине осени двинется, скажем, на восток, к Рифтену. Почему бы нет? Помнится, на дороге к этому городу разбросано несколько мелких деревушек - как знать, быть может Льесса придется там как раз кстати. Спешить ей, собственно, некуда. Потихоньку до зимы она доберется до столицы воров и возможно, проведет там самые холодные месяцы. Её не тронут, возможно, даже, напротив подкинут какую-нибудь работу. А потом, когда зима пойдет на убыль, она отправится в Морфал. Почему бы нет? Скайрим велик, лекари нужны везде...

Отредактировано Льесса (2018-08-21 09:26:38)

+1

25

Норд по своему обыкновению внимательно выслушал девушку прежде чем сказать самому, наблюдая за ней с интересом. Эрику всегда было интересно наблюдать за людьми и мерами, за их жестами, действиями, мимикой лица, за голосовыми интонациями. Порой было интересно слушать не то, что говорит собеседник, а как говорит, что чувствует и думает при этом. Всё это всегда говорило о личности куда больше, чем просто слова, сказанные собеседником.
Эрик лишний раз убедился в том, что целительница очень юная. Об этом говорила её живость, она буквально излучала из себя радость жизни и молодости, шустрая и весёлая, не унывающая. Но нельзя было не отметить её постоянную собранность и сосредоточенность, профессиональные привычки, которые исполняются уже чисто машинально. И северянин не мог не заметить того, как Льесса пытается походить на свою наставницу, копируя её и во фразах и в интонации. И это было здорово заметно, пусть девушка делала это скорее не осознано, но слишком чужими казались её ворчливость, не свойственная её характеру, и философская ирония, присущая больше старикам, умудрённых опытом жизни. Эрик, конечно, не сомневался в том, что и данмерка имеет опыт далеко не малый. Сколько судеб прошло через её руки? Сколько спасённых и поломанных судеб она повидала за свою жизнь? И как ухитрилась сама при этом не сломаться? Может благодаря именно этим перенятым качествам своей наставницы? Да, скорее всего.
Чем больше норд углублялся в свои размышления о его спасительнице, тем больше проникался уважением к ней и почтением. Приняв из её рук лекарство, он принюхался к нему и выпил до дна, так как и сказала эльфийка, мелкими глотками, но быстро. Не обращая особого внимания на вкус, ведь лекарство должно лечить, а не быть сладким как медовый напиток. Вытирая усы, бороду и губы тыльной стороной кисти руки, в которой держал кружку с отваром, после чего протянул посуду обратно целительнице тихо, но внятно проговорив.
- Тогда решено... Поедем вместе, дороги нынче не безопасные и я тому яркий пример. - северный воитель добродушно улыбнулся девушке и продолжил, приводя аргументы за такое решение - Вдвоём и дорога веселее, и легче. И не думаю, что вы оставите своего подопечного без должного присмотра и ухода. Да и мой конь вполне сможет унести на себе все наши вещи, так что пойдём на легке.
Эрик намеренно под конец уже говорил "мы" и стоил фразы утвердительно, не как предложение поехать вместе, что бы закрепить сию идею. Да и в его словах было зерно здравого смысла. Гулять в одиночку по просторам Скайрима во время гражданской войны гибельное дело. Очень велик шанс нарваться на работников ножа и топора, романтиков с большой дороги.
Спустя некоторое время норд ощутил приятное тепло, разливающееся по его телу, необычайный подъём сил. В районе ран кожа и мышцы ныли и зудели, но боли не было при этом, лишь тянущее ощущение. Это было знакомое ощущение регенерации тело под воздействием зелий, а их норд перепробовал не мало и уже мог, наверное, даже дегустировать как сомелье вина. Но вот необычайный прилив сил в плечах, руках и груди были для него в новинку, словно он в единый миг стал могуч и силён как тур. Предполагая, что это побочное действие зелье Льессы, Эрик в очередной раз подивился тому насколько велико мастерство целительницы и приготовлении зелий и снадобий.

+1

26

Услышав слова норда, данмерка с облегчением улыбнулась. Не то, чтобы она сомневалась в результате, но исцеление - дело тонкое, непростое. Состояние организма, реакция на компоненты зелья, вся, всё играет свою роль. Будь Эрик послабее, Льесса бы, пожалуй, не решилась на такой эксперимент, и двинулась в Вайтран за привычным зельем исцеления, оставив раненого на попечение трактирщика. Но, к счастью, все прошло именно так, как и задумывала целительница.
Предложение воина пришлось Льессе по душе по нескольким причинам. Во-первых, на дорогах и правда в последнее время было особенно неспокойно. Во-вторых - девушка смогла бы по дороге присматривать за своим пациентом и убедиться, что к нему вернулись прежние силы, что очень проницательно и подметил воин.
- Хорошо, давай отправимся вместе, - тепло улыбнулась целительница. - Вещей у меня немного,  собираться долго не придется, а дорога в хорошей компании будет вдвое короче.
Подойдя к стойке Оргнара, девушка попрощалась с трактирщиком,привычно пожелав таверне процветания. Оргнар ответил столь же привычной ритуальной фразой - пожеланием легкого пути и наказом возвращаться непременно, да поскорее. Как будто бы Льесса могла забыть о празднике, на который её приглашали!
Вещей у целительницы и вправду было немного - две объемистые кожаные сумы, сейчас полупустые, спавшиеся, да сапоги, которыми одарила её добросердечна Гердур в благодарность за помощь. Выйдя на крыльцо, девушка подождала своего спутника и, заодно, полюбовалась конем норда. Она любила животных, а Пепел был очень красив. Почувствовав приближение хозяина, боевой жеребец горделиво изогнул шею и заржал, приветствуя Эрика. Льесса задумчиво улыбнулась. Когда-то она всерьёз откладывала золото на покупку своей лошади - не грозного боевого зверя, как у воителя, нет - смирной трехлетки мышастой масти, которую данмерка присмотрела себе на конюшнях Рифтена. Но время шло, расходы вечно давали о себе знать, септимы совершенно не желали держаться в карманах, а когда Льесса чудом собрала необходимую сумму и добралась до Рифтена, оказалось, что присмотренную ею кобылку уже купили, а остальные скакуны - горячие и резвые, верные соратники искателей приключений - были ей не по карману... да и по душе как-то не пришлись. Льесса с удовольствием любовалась ими издалека, но сводить близкое знакомство не желала. Деньги потихоньку разошлись, растратились на бытовые нужды и осталось лишь воспоминание о мягких лошадиных губах, подбирающих с ладони кусочки яблока - воспоминание теплое, но слегка подпорченное горечью.
Ностальгически вздохнув, девушка спустилась со ступеней и услышала голос, окликающий её по имени. Пристроив сумки на земле у плетеной ограды коновязи, целительница обернулась. К ней широким шагом приближался Фендал.
- Что, уже в путь? - несколько разочарованно спросил он, кивая на сумки.
- В Вайтран, - улыбнулась девушка.  - Не тревожься, я вернусь к сроку. Ведь вы собираетесь играть свадьбу летом?
- Да, в начале первого летнего месяца, - подтвердил босмер.  - Ты уж не опоздай.
- Я буду. Даю слово.  И через девять месяцев после свадьбы тоже наведаюсь, - добавила целительница, безошибочно угадав причину волнения лесного охотника. - Без помощи не оставлю, не бойся.
- Вот и хорошо, - разом заулыбался Фендал с явным облегчением. - А то Камилла страшно переживала. Ты ведь понимаешь...первенец это и счастье, и... ну в общем, страшновато ей.
- Все будет в порядке, - ободряюще кивнула Льесса. Повитухой ей приходилось бывать нечасто, но небольшой опыт у девушки все же был. Камилла была женщиной молодой и здоровой, так что проблем, по мнению целительницы, не предвиделось.
- Спасибо. Ладно, пойду я уже, - засуетился босмер, завидев выходящего на крыльцо норда. Льессе пора было отправляться и охотник не хотел задерживать целительницу. - Доброго пути.

Отредактировано Льесса (2018-09-15 10:43:16)

+1


Вы здесь » Sons of Skyrim » Личные квесты » Долг целителя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC